Глава 5

Сохранение живой природы России - стратегии взаимодействия экологических движений, населения и государства.

Краткое содержание главы.

Высокая убежденность и отчетливые проявления индивидуализма во взглядах людей, формирующих экологическую политику, делают необходимой проверку объективности или субъективности выбранных ими приоритетов. В качестве объективных критериев воздействия общества на природу взяты показатели численности населения и энерговооруженности разных структур общества. Показатели состояния основных биомов страны получены на основании оценок площади антропогенно трансформированных экосистем. Сложившееся на основании субъективно выбранных приоритетов распределение внимания государства, общественности и населения сопоставлено с объективно необходимым распределением природоохранных усилий. Лидеры общественных экологических движений, естественнонаучный актив и население в целом удовлетворительно определяют наиболее важные источники угроз состоянию природы. Выявлены существенные отклонения от необходимых приоритетов природоохранных действий у властей России, особенно значительные в сфере распределения средств государственного бюджета. В распределении природоохранных усилий по разным типам биомов экологический актив страны также допускает значительные отклонения от потенциально необходимого внимания. Причины этих отклонений могут быть связаны как с косвенным финансовым влиянием, так и с укоренившимися хозяйственно-бытовыми и культурных традициями. Наиболее серьезной является недооценка практически всеми структурами общества опасности аграрного воздействия на живую природу в степи, лесостепи и широколиственных лесах России. Есть признаки того, что отсутствие должного внимания в этой сфере используется бюджетными лоббистами для нецелевого использования средств, направляемых в агроэкологию.

Н.Г. Алексеев

Мне представляется, что название этой главы не совсем точно. Действительное ее содержание не столько стратегия, сколько тщательный (что проявляется и в подборе данных и в методиках их обработки) анализ сложившейся ситуации, анализ поля сил взаимодействия. Водораздел между ними, намечавшийся в предыдущих заметках, лежит в различии обсуждения и действия. Думается, что оно принципиально, поскольку при всей бесспорной важности формирующихся мнений существует большая система разрывов (некоторые из них фиксируются автором) между мнениями людей и их реальным поведением. Ликвидация этих разрывов, ее формы, способы, последовательность и т.п. и составляют собственно стратегию. Закончу эту мысль фиксацией, являющейся почти афоризмом: ничто так не ценится человеком, как сделанное им самим, собственным трудом и по собственному (идеальному) желанию.

Методолого-методической проблемой в этой связи является разработка системы показателей, охватывающей действительное соучастие различных групп населения (по выделенным в работе градациям) в практической, реальной работе по экологическому благоустройству.

Роль инициативы обсуждения проблем сохранения живой природы.

Исследование взаимосвязей между обеспокоенностью населения состоянием природной среды и формированием экологической политики в стране выявило две принципиальные особенности этого процесса. Первая связана с существенной социальной локализацией как беспокойств населения, так и групп, лоббирующих экологическое законодательство. Вторая особенность связана с тем, что идейные сторонники охраны природы и структуры, лоббирующие природоохранные законы, отличаются высокой степенью идеологической убежденности, имеющей признаки индивидуализма взглядов и действий. Подобное сочетание обеспечивает возможность поддержания внимания к проблеме даже при низком уровне деятельной помощи общества, но повышает субъективизм в определении приоритетов и направлений экологической политики. В результате успешность природоохранных действий всего общества оказывается в зависимости от правильности выбора направлений приложения усилий, который осуществляется узкой группой деятелей, не находящихся под заинтересованным контролем большинства населения.

Е.С. Строев

Деятельность "зеленых" общественных организаций, которые считают своим долгом распространение информации об экологических проблемах, катастрофах и т.п., безусловно, необходима. Однако у простого обывателя она вызывает непонимание, а иногда и просто отторжение. Когда три голые итальянки ходят по Красной площади, завернувшись в плакат: "Не будем носить мех животных!", нормальная реакция русской женщины - усмешка, а то и просто раздражение: почему бы им не проделать этот же номер зимой, при двадцатиградусном морозе, тогда бы они поняли, что их экзотические эскапады может быть хороши для Италии, но не приемлемы для России.

Проблема опять-таки упирается в разницу между словом и делом: не хотите носить мех животных предложите другой вариант одежды. Не хотите, чтобы строили мусоросжигательный завод, надо не под бульдозер ложиться, когда решение уже принято, а на стадии принятия решения предложить другой, более экологичный вариант. А то складывается впечатление, что вся деятельность "зеленых" заключается только в создании шума, а этого у нас и без "зеленых" хватает.

Роль субъективизма в выборе точек приложения усилий природоохранного сообщества, масштабы и значение субъективных факторов при формировании экологической политики страны можно исследовать на примере выбора приоритетов в узком слое естественно-научных экспертов. Именно этот слой является инициатором обсуждения в обществе большинства конкретных проблем сохранения живой природы. Даже действия законодателя почти всегда начинаются с инициатив конкретных специалистов. Это не значит, что предложенные экологическими экспертами инициативы слепо принимаются властью. Политики отбирают то, что выгодно им в данном месте и в данное время, особенно если какая-то сфера их действий выпадает из-под контроля общества. Но сам первичный набор, предлагаемый властям природоохранным движением и экспертами, также может отличаться от объективных потребностей охраны живой природы. При этом возникновение отклонений может иметь совершенно субъективную природу и далеко не сразу становится ясным, какова роль и масштаб искажений, возникающих на самой начальной фазе восприятия экологических проблем. Поэтому заключительной задачей нашего исследования стало изучение субъективных факторов формирования взглядов тех групп российского общества, которые так или иначе имеют отношение к определению приоритетов охраны живой природы и предотвращения опасных для нее воздействий.

Воздействие общества на природу - попытка найти объективный измеритель.

Чтобы оценить степень субъективности приоритетов, выделенных в природоохранной деятельности властью, населением или естественнонаучным сообществом, необходимо сравнение их с некоторым эталоном, который отражает реальные различия структур общества (отраслей производства, инфраструктуры, социальных групп) по их влиянию на состояние природы России. Опираясь на имеющийся статистический материал, мы попытались подготовить подобные оценки состояния живой природы и воздействий на нее. Расчет выполнен по следующей схеме, включающей три основных этапа.

1-й этап. Определение энергетического потенциала воздействия на живую природу разных отраслей или секторов общества. Наиболее объективным критерием, интегрально отражающим способность отдельного человека воздействовать на природу, является количество выполняемой им работы, измерителем которой является потребление энергии.

А.В. Яблоков

Необоснованно говорить об объективности вообще, а тем более считать объективными подходы, основанные на сверхупрощении реальных ситуаций. Энергетический подход лишь один из возможных, он, несомненно, менее объективен, чем холистический подход экологов.

Энергопотребление такой макроединицы, какой является хозяйственный комплекс региона, отражает общий объем работы техносферы. Эта работа или непосредственно направляется на трансформацию природной среды, или воздействует на нее через неизбежные выбросы в атмосферу, отходы, сброс стоков в водоемы, изъятия биомассы, разрушения почв. Для крупных коммунально-производственных комплексов различия в технологическом уровне оказываются не столь существенными из-за взаимного осреднения КПД использования энергии. Поэтому энергетический эквивалент суммарной работы общества на единицу площади можно рассматривать как вполне объективный индикатор уровня антропогенных воздействий на природу в каждом регионе России. Эти оценки можно рассчитать по показателям потребления топлива и энергии, взятым из топливно-энергетического баланса регионов (цв. рис 31).

Сопоставляя показатели потребления энергии и структуру хозяйственных комплексов в каждом регионе России, можно определить объемы энергии, потребляемой основными отраслями и секторами. Расчет уровня энергопотребления производится для модельных случаев, когда все 100% населения относятся лишь к одному из секторов или к одной группе отраслей (подобный прием неоднократно применялся в нашей работе).

Для дальнейшего исследования использованы данные о численности населения в каждой группе (секторе) и среднем энергопотреблении в каждой группе отраслей или в секторах хозяйства, выраженных в тоннах условного топлива (тут) на одного человека в год. Подобная оценка адекватно отражает удельную мощность воздействия на природу членов каждой группы (Рис. 26)

Р и с . 26

Материально-энергетический потенциал основных видов деятельности

Нерабо-тающее населе-ние

Управ-ление, культу-ра, наука

Армия, мили-ция безопас-ность

Комму-нальноехозяйст-во

Транс-порт, связь

Обраб.промышленность, строите-льство

Сырье-вая про-мышленность

Лесные отрасли

Сельс-кое хо-зяйство

Рыбное хозяй-ство

Промыс-ловое хозяй-ство

Численность населения %

49.3

8.40

3.34

9.09

6.33

15.62

1.53

0.51

6.73

0.10

0.06

Энерговооруженность тут/чел

0.64

1.89

5.87

5.19

14.85

9.27

66.72

15.42

4.37

0.77

0.77

Воздействие %

6.44

3.23

3.98

9.58

19.08

29.30

20.71

1.60

5.97

0.02

0.01

2-й этап. Определение степени антропогенной трансформации биоты основных территорий и акваторий в России. Природные комплексы в России представлены на суше естественной растительностью и животным населением нескольких природных зон, от тундр до широколиственных лесов, степей и полупустынь. Водные и переходные типы природных комплексов представлены экосистемами полярных и южных морей, участками открытого океана, входящими в Российскую экономическую зону, экосистемами дельт и пойм рек, уникальных озер Каспия и Байкала, самыми крупными в мире болотными массивами.

Для каждого региона страны, по данным учета земельного фонда (Государственные доклады о состоянии и использовании земель Российской Федерации в 1995 и 1996 годах), была определена площадь территорий, которые заняты пашней, населенными пунктами, дорогами, торфоразработками и иными объектами, которые исключают само существование естественной для данной зоны растительности и животного мира (цв. рис. 32). На основании этих данных, ранее опубликованных в Первом Национальном докладе Российской Федерации "Сохранение биологического разнообразия ..." (1997) определены площади трансформированных наземных экосистем.

Для водоемов оценка площади сильно трансформированных экосистем произведена по данным об искусственных водоемах, доле зарегулированных водотоков, протяженности береговой линии в черте населенных пунктов, объемах сброса загрязнений и забора воды. К частично трансформированным экосистемам относились те, в которых существенно нарушаются продукционные процессы - отдельные категории сельхозземель (пастбищ и сенокосов), незаросших вырубок, затронутых интенсивным промыслом охотугодий и рыбных стад. Предварительные оценки масштабов воздействий на основные экосистемы страны характеризуют приведенные ниже данные (рис. 27).

Р и с . 27

Площадь и степень нарушенности биоты основных территорий и акваторий России

Территории и акватории

Пло-щадь (S)

тыс.кв. км

% от площа-ди стра-ны и эконо-мичес-кой зоны

Унич-тожено

приро-дных экосис-тем (% от S)

Транс-форми-ровано природ-ных экосис-тем (% от S)

Наруше-на про-дуктив-ность

природ-ных эко-систем

(% от S)

Общая

степень нарушен-ности биома (% от S)

Доля от общей площади нарушен-ных при-родных экосистем

(%)

Акватории (в пределах экономической зоны)

Открытый океан

31.8

0.135

0

0.2-0.6

1-2

0.27

0.004

Моря Тихого океана

2125.3

9.05

0

0.8-1.5

6-10

1.18

0.17

Баренцево, Белое моря

1216.9

5.18

0-0.1

2-4

15-20

2.70

1.50

Др.моря Ледовитого ок.

2835.5

12.08

0

0.0-0.2

0-1

0.08

0.10

Балтийское море

6.8

0.029

1-2

15-22

40-50

11.55

0.04

Азовское, Черное море

3.2

0.014

2-5

25-40

60-65

19.50

0.02

Побережья морей

79.1

0.337

0.0-0.1

1-2

10-15

1.75

0.06

Каспий

78.1

0.33

1-2

8-15

10-12

6.45

0.23

Территории (в том числе воды суши)

Байкал

31.5

0.13

1-2

2-4

6-8

3.30

0.05

Прочие озера

400.5

1.704

2-4

4-8

5-7

5.40

0.99

Реки

237.6

1.01

0-1

20-25

10-15

8.50

0.92

Поймы и дельты

525.1

2.24

12-14

10-12

?

17.00

4.07

Болота

804.8

3.43

0.5-1.5

?

?

5.22

1.92

Тундра

2298.1

9.79

0-0.1

8-11

14-16

4.40

4.61

Лесотундра

2443.9

10.41

0.1-0.2

8-10

12-14

4.15

4.62

Северная тайга

1889.4

8.05

1.0-1.5

12-13

1.5-2.5

5.20

4.48

Средняя тайга

2630.7

11.21

1.5-2.2

10-12

3.0-4.0

5.50

6.60

Южная тайга

3527.3

15.03

10-11

14-16

3.0-5.0

15.40

24.74

Широколиствен. леса

1316.7

5.61

32-34

13-15

3.0-4.0

37.55

22.53

Степи, полупустыни

950.6

4.05

39-41

37-39

1.0-2.0

51.55

22.34

Высокогорья

41.0

0.174

0

?

?

0.2

0.004

Всего

 

100

 

 

 

 

100

 

3-й этап. Оценка влияния разных видов деятельности на биоту основных территорий и акваторий. Основываясь на результатах первых двух этапов, можно детализировать оценки влияния каждой из отрасли или сектора на отдельные экосистемы России. Поскольку распределение воздействий по отраслям и распределение трансформации экосистем по биомам уже известно, то, чтобы связать их друг с другом, достаточно относительного сравнения: как воздействие отрасли распределяется по территориям и акваториям и из воздействия каких отраслей складывается трансформация биоты. Такие сравнения по 3-х-балльной шкале (низкое-1, среднее-3, высокое-10), выполнила группа из 8 экспертов. Для пояснения приведен пример экспертных оценок (рис. 28).

 

Р и с . 28

Пример сравнительных оценок влияния отдельного сектора на биоту разных территорий и разных секторов на один биом.

Нерабо-тающее населе-ние

Управ-ление, культу-ра, наука

Армия, безопас-ность

Комму-нальноехозяйст-во

Транс-порт, связь

Обр.промышленность, строите-льство

Сырье-вая про-мышленность

Лесные отрасли

Сельс-кое хо-зяйство

Рыбное хозяй-ство

Промыс-ловое хозяй-ство

ИТОГО %

Открытый океан

0

0.004

Моря Тихого океана

1

0.17

Моря полярные

1

0.10

Баренцево и Белое

1

1.50

Балтийское море

3

0.04

Азовское и Черное

3

0.02

Побережья морей

1

0.06

Каспий

3

0.23

Байкал

3

0.05

Прочие озера

10

0.99

Реки

10

0.92

Поймы и дельты

1

3

1

1

3

10

3

3

10

3

1

4.07

Болота

3

1.92

Тундра

3

4.61

Лесотундра

3

4.62

Северная тайга

3

4.48

Средняя тайга

1

6.60

Южная тайга

1

24.74

Широколиственные

1

22.53

Степи,п-пустыни

3

22.34

Высокогорья

1

0.004

ИТОГО %

6.44

3.23

3.98

9.58

19.08

29.30

20.71

1.60

5.97

0.02

0.01

100

Балльные оценки всех экспертов были просуммированы и использованы для интерполяции объективных показателей воздействия и нарушенности так, чтобы сумма квадратов отклонений от исходных показателей по строкам и по столбцам была минимальной (цв. рис. 33). Подчеркнем, что оценки экспертов выполняли лишь вспомогательную роль для связывания в единую матрицу абсолютных величин воздействий разных отраслей и нарушенности разных биомов, которые были измерены по совершенно объективным данным. При этом величина погрешностей интерполяции была вполне удовлетворительной. Так, максимальные значения отклонения для оценок нарушенности биоты составили 1.2% для экосистем степи и полупустынь. Погрешности для видов воздействий были чуть выше. Максимальное отклонение оценки отмечено для группы воздействий отраслей транспорта - 4.9%.

Сопоставив разные виды воздействий по степени сходства их влияния на природу разных территорий и акваторий, мы убедились в возможности объединения нескольких отраслей и секторов, поскольку их влияние на биоту мало отличалось друг от друга. Так, в одну группу вошли показатели по обрабатывающей, сырьевой промышленности, коммунальному хозяйству и неработающему населению. Близкими показателями структуры воздействия на природу характеризуется управленческая деятельность, системы транспорта и связи. Все остальные отрасли хозяйства обладали специфическими чертами воздействия на живую природу и в дальнейшем анализе рассматривались отдельно.

Ц в . р и с . 33

Матрица влияния разных отраслей и секторов общества на объекты живой природы России (100% - вся сумма воздействий на биоту).

Нерабо-тающее населе-ние

Управ-ление, культу-ра, наука

Армия, безопас-ность

Комму-нальноехозяйст-во

Транс-порт, связь

Обр.промышленность, строите-льство

Сырье-вая про-мышленность

Лесные отрасли

Сельс-кое хо-зяйство

Рыбное хозяй-ство

Промыс-ловое хозяй-ство

ИТОГО %

Открытый океан

0.000

0.000

0.001

0.000

0.004

0.000

0.000

0.000

0.000

0.000

0.000

0.006

Моря Тихого океана

0.001

0.004

0.047

0.003

0.126

0.013

0.036

0.000

0.000

0.001

0.000

0.232

Моря полярные

0.001

0.002

0.032

0.001

0.067

0.008

0.024

0.000

0.000

0.000

0.000

0.136

Баренцево и Белое

0.021

0.023

0.489

0.030

0.844

0.238

0.335

0.003

0.002

0.004

0.000

1.989

Балтийское море

0.001

0.001

0.006

0.004

0.024

0.010

0.004

0.000

0.000

0.000

0.000

0.051

Азовское и Черное

0.001

0.001

0.002

0.004

0.009

0.005

0.002

0.000

0.001

0.000

0.000

0.024

Побережья морей

0.003

0.002

0.004

0.016

0.009

0.020

0.009

0.000

0.002

0.000

0.000

0.065

Каспий

0.008

0.007

0.020

0.017

0.059

0.061

0.072

0.000

0.011

0.001

0.000

0.255

Байкал

0.002

0.002

0.000

0.005

0.007

0.033

0.003

0.001

0.001

0.000

0.000

0.053

Прочие озера

0.089

0.034

0.008

0.236

0.072

0.375

0.109

0.014

0.063

0.002

0.000

1.001

Реки

0.058

0.028

0.006

0.084

0.210

0.393

0.101

0.013

0.076

0.001

0.000

0.970

Поймы и дельты

0.283

0.200

0.087

0.696

0.458

1.317

0.348

0.047

0.600

0.002

0.000

4.039

Болота

0.059

0.484

0.020

0.056

0.261

0.232

0.300

0.012

0.339

0.000

0.000

1.763

Тундры

0.039

0.139

0.200

0.175

2.072

0.972

1.740

0.003

0.041

0.000

0.001

5.382

Лесотундры

0.157

0.089

0.058

0.202

1.403

1.355

1.769

0.037

0.030

0.000

0.000

5.100

Северная тайга

0.143

0.109

0.067

0.144

0.376

0.862

2.376

0.303

0.031

0.000

0.001

4.413

Средняя тайга

0.372

0.134

0.169

0.511

0.775

2.338

1.710

0.472

0.173

0.000

0.001

6.655

Южная тайга

2.147

0.809

0.630

2.343

2.158

8.709

5.527

1.526

0.749

0.000

0.002

24.600

Широколиственные

3.769

0.537

0.457

2.382

1.826

7.136

3.970

0.844

1.184

0.000

0.001

22.108

Степи,п-пустыни

0.836

1.728

0.545

1.908

3.348

3.684

2.840

0.030

6.192

0.001

0.003

21.114

Высокогорья

0.001

0.000

0.000

0.000

0.000

0.001

0.001

0.000

0.000

0.000

0.000

0.004

ИТОГО

7.990

4.332

2.848

8.821

14.110

27.760

21.276

3.306

9.494

0.012

0.011

100

Распределение природоохранных усилий государства, общественности и населения.

Располагая показателями воздействия разных структур общества на природу России, можно сравнить с ними распределение экологически обеспокоенного населения, природоохранных усилий, предпринимаемых государством, и действий естественнонаучного сообщества страны.

Методическое примечание. В качестве одного из источников информации об активности и структуре прилагаемых обществом природоохранных усилий использованы уже упомянутые выше результаты контент-анализа российского законодательства в той его части, которая относится к экологической проблематике. Вторую группу данных составили сведения о средствах государственных экологических программ. Эти сведения были систематизированы И.Н.Касимовой. Для 39 программ, принятых Правительством России в период с 1993 по 1998 гг., определено распределение средств по отраслям и секторам в соответствии с тем же рубрикатором, который использован для исследования законодательства. Суммы средств, выделенных в разные моменты инфляционного роста, приведены к уровню 1998 г. по индексу-дефлятору роста цен, применяемому Госкомстатом РФ. Третью группу данных составили результаты контент-анализа названий заявок на получение природоохранных грантов, поданных в фонды МакАртуров, ISAR и проект ROLL от российских граждан и коллективов. Эти сведения, содержащие название заявок, год подачи и регион, из которого поступила заявка, были любезно предоставлены по просьбе проекта ГЭФ "Сохранение биоразнообразия" руководителями московских представительств перечисленных организаций, за что мы еще раз выражаем им благодарность. Поскольку предметом исследования были лишь представления научного сообщества страны, а не политика фондов, для анализа использованы ВСЕ ПОДАННЫЕ заявки, независимо от их последующего финансирования фондами. Классификацию поданных заявок сначала производил Д.М.Милько, однако большую часть работы и ее заключительное оформление выполнил С.А.Мартынов. Общее число заявок в фонд МакАртуров с 1993 по 1997 гг., поданных из России, составило 3237. В массиве данных, предоставленных фондом ISAR, не были указаны годы, но было оговорено, что фонд представляет информацию за весь период своей деятельности. Общее число проанализированных названий заявок по этому фонду составило 2659. Число заявок по проекту ROLL Института устойчивых сообществ за 1996-98 гг. составило 284. Общее число заявок по трем фондам составило 6180.

В отличие от законов и средств госпрограмм, заявки на гранты были классифицированы не только по отраслям и секторам, в которых предполагалась реализация заявленной деятельности, но и по типам биомов, представленных на территории России. Полученное распределение отражает наиболее часто упоминаемые специалистами-экологами взаимодействия отраслей хозяйства с объектами живой природы.

Метод, использованный в этой части исследования, основывался на сопоставлении сходства распределения природоохранных усилий общества с распределением объективно существующих угроз и нарушений состояния объектов живой природы. Степень сходства распределений разных категорий природоохранных усилий общества с распределениями энергетического эквивалента деятельности в российском обществе производилась по коэффициенту корреляции. Сходство внимания природоохранной общественности к отдельным биомам и видам их преобразования интерпретировалось как соответствие модели проблемы, созданной в коллективном сознании специалистов, ее реальным особенностям и структуре.

 

 

Сравнение распределений экологических беспокойств населения, природоохранной активности законодателя и научного сообщества с распределением материально-энергетического потенциала по основным производственным и социальным группам позволило установить степень соответствия структуры субъективных представлений и структуры объективных характеристик воздействия на природу (рис. 29).

В верхней строке таблицы приведены данные о распределении антропогенных воздействий, исходящих от основных структур российского общества. Данные о природоохранных беспокойствах населения, разных группах усилий, предпринимаемых государством и экологически обеспокоенной общественностью, приведены в порядке увеличения количества расхождений между структурой предпринимаемых усилий и структурой реальных угроз состоянию живой природы.

Р и с . 29

Распределение антропогенных воздействий на природу и природоохранных усилий общества в России (сумма по каждой строке = 100%)

Промыш-ленность, коммуна-льное хозяйство

Управле-ние, нау-ка, транс-порт, связь

Армия, милиция, безопас-ность

Лесные отрасли

Сельское хозяйство

Рыбное хозяйство

Промыс-ловое хозяйство

Реальное воздействие на природу

65.85

18.44

2.85

3.31

9.49

0.01

0.01

Заявки в фонд МакАртуров

60.71

18.58

3.95

1.29

12.11

1.79

1.57

Экологическ. беспокойства населения

81.20

16.90

1.40

0.01

0.20

0.20

0.10

Заявки на проекты ROLL

52.13

38.77

0.00

4.78

1.95

0.93

1.43

Заявки в фонд ISAR

52.27

40.57

2.67

0.38

3.10

0.38

0.63

Законы о производстве

37.44

39.38

7.29

1.70

11.73

1.85

0.60

Законы о здоровье

36.68

62.06

5.53

0.25

4.52

0.00

0.00

Экологические законы

22.86

54.97

3.95

7.76

4.63

4.49

1.36

Средства экологических программ

31.58

5.47

0.30

1.89

60.75

0.01

0.00

Наиболее точно воспроизводит структуру угроз живой природе по секторам и отраслям хозяйства распределение заявок на гранты, которые в основном подают члены неправительственных общественных организаций, отдельные ученые и коллективы. При этом наиболее адекватно распределению реальных экологических угроз распределяются усилия общественности, обращающейся за поддержкой своих действий в фонд МакАртуров. Это в первую очередь связано с максимальным числом заявок именно в этот фонд. Вероятно, сама схема сбора большого количества заявок из разных регионов и от разных групп общества обеспечивает достаточную пропорциональность представительства и соответственно точность воспроизведения усилий по преодолению экологических угроз. Распределение численности экологически обеспокоенного населения по отраслям и сферам общественной жизни также имеет высокую тесноту связи с распределением угроз живой природе от этих секторов, что свидетельствует о способности рядовых членов общества вполне адекватно воспринимать проблему.

Характерно, что структура производственного законодательства больше соответствует структуре экологических угроз, чем структура природоохранных законов и государственных экологических программ. Поскольку объемы работы, выполняемой каждым сектором общества, определяются численностью занятых в нем и уровнем энергопотребления, то высокое совпадение неудивительно. Хуже другое - распределение целевых усилий государства, направляемых на решение природоохранных проблем, в гораздо меньшей степени совпадает с распределением реальных угроз. Особенно тревожно, что наибольшие отклонения от объективно необходимого распределения приоритетов наблюдаются при финансировании государственных программ. Масштабы и направления субъективных сдвигов в приоритетах, зафиксированные для разных сфер природоохранной деятельности проиллюстрированы в следующей таблице (цв. рис. 34).

Ц в . р и с . 34

Разность (%) между уровнем внимания общества и опасностью антропогенных воздействий на объекты живой природы.

Промыш-ленность коммуна-льное хозяйство

Управле-ние, нау-ка, транс-порт, связь

Армия, милиция, безопас-ность

Леснаые отрасли

Сельское хозяйство

Рыбное хозяйство

Промыс-ловое хозяйство

Заявки в фонд МакАртуров

-5.14

+0.14

+1.10

-2.02

+2.62

+1.78

+1.56

Экологическ. беспокойства населения

+15.35

-1.54

-1.45

-3.30

-9.29

+0.19

+0.09

Заявки на проекты ROLL

-13.72

+20.33

-2.85

+1.47

-7.54

+0.92

+1.42

Заявки в фонд ISAR

-13.58

+22.13

-0.18

-2.93

-6.39

+0.37

+0.62

Законы о производстве

-28.41

+20.94

+4.44

-1.61

+2.24

+1.84

+0.59

Законы о здоровье

-29.17

+43.62

+2.68

-3.06

-4.97

-0.01

-0.01

Экологические законы

-42.99

+36.53

+1.10

+4.45

-4.86

+4.48

+1.35

Средства экологических программ

-34.27

-12.97

-2.55

-1.42

+51.26

-0.00

-0.01

Очень значительный недостаток внимания к проблеме.

Значительный недостаток внимания к проблеме.

Небольшой недостаток внимания к проблеме.

Небольшое завышение внимания к проблеме.

Значительное завышение внимания к проблеме.

Очень значительное завышение внимания к проблеме.

Действием субъективных факторов вызвано повсеместное занижение внимания организованных природоохранных структур к промышленным и коммунальным аспектам влияния человека на природу. Особенно сильный дефицит природоохранных усилий общества характерен для законодательного регулирования экологических аспектов промышленного производства. Оценка экологической опасности промышленного и коммунального воздействия оказалась единственным случаем принципиального расхождения оценок населения и внимания всех организационно оформленных структур общества. Население определенно завышает опасности в этой сфере, а власть и природоохранная общественность уделяют им меньше внимания, чем объективно требуется. Солидарность власти и лидеров природоохранных движений, противостоящая взглядам населения, позволяет предполагать, что природоохранные инициативы экспертов в сфере производственной политики находятся под воздействием больше власти, чем населения. Механизмы этого воздействия могут быть разными: от финансового влияния промышленных доноров фондов (в том числе зарубежных компаний), до уже отмеченного нами противопоставления взглядов экологической элиты взглядам основной массы населения. Ответ на этот вопрос остается открытым.

Почти столь же повсеместным является субъективное завышение усилий, направляемых всеми структурами российского общества в сферу природоохранного управления. При этом грантозаявители в основном полагаются на усилия в сфере науки, образования и культуры, а государственные структуры непосредственно сосредоточены на госуправлении.

Большинство организационно оформленных структур совершенно недостаточно уделяет внимания проблеме регулирования деятельности в лесной отрасли. При этом численность обеспокоенных состоянием природной среды среди занятых в лесозаготовках и проживающих в регионах с большой ролью лесной отрасли в экономике также занижается. А вот внимание, уделяемое рыбопромысловым аспектам деятельности общества, практически является почти адекватным, хотя может быть, чуть завышенным.

Принципиальным является низкий уровень беспокойств населения по поводу экологических последствий сельского хозяйства. Воздействиям на живую природу, исходящим от сельского хозяйства, мало внимания уделяют и экологическая общественность, и законодатель. Но вот в госпрограммах эта сфера представлена со значительным запасом. Мы уже обращали внимание на серьезные признаки того, что эти средства до реальной охраны природы в сельскую местность просто не доходят. Неэффективность использования средств, направляемых в агроэкологию в рамках федеральных целевых программ, определенно обуславливается полной бесконтрольностью. Нет внимания со стороны населения, нет внимания со стороны законодательного регулирования и недостаточно внимания природоохранных движений - лучшей обстановки для разворовывания средств придумать трудно.

Разрушение природы основных территорий и акваторий России и осознание экологической опасности разными группами населения.

Исследование субъективных причин распределения внимания к сохранению природы отдельных регионов страны возможно лишь для группы природоохранного актива России и населения. Соотносить с отдельными типами природных комплексов внимание государственных структур на имеющемся материале не представляется возможным. Поскольку население и оформленная в неправительственные организации экологическая общественность точнее определяют истинные потребности охраны живой природы, мы можем считать, что субъективные ошибки в сфере охраны отдельных природных комплексов, допущенные учеными и лидерами экологических движений, при их использовании государственными структурами могут только умножаться.

Для определения субъективных ошибок в расстановке приоритетов охраны природы населением мы попробовали сопоставить уровни экологической обеспокоенности, которые сформировались у групп населения, живущих и действующих в соприкосновении с разными типами экосистем. Получение подобной оценки стандартными социологическими средствами невозможно без очень крупных затрат на опросы по детальной выборке. Мы смогли обойти эту проблему за счет того, что при экстраполяции данных о мировоззренческих типах россиян опирались на индикаторы, определенные с использованием детальной и практически полной электоральной статистики. При этом были определены типы голосования (за ту или иную партию, против всех, неявка) или их сочетания, которые служили статистически достоверными индикаторами разных типов мировоззрения населения, в том числе и связанного с проявлениями обеспокоенности состоянием природной среды.

Р и с . 30

Нарушенность биоты (%) и доля основных мировоззренческих типов населения, проживающего или взаимодействующего с ними (%).

Нарушенность

биоты

Традиционные

верующие

Религиозные экологи

Экологи -материалисты

Материалисты

Открытый океан

0.27

36.3

15.0

10.7

38.0

Моря Тихого океана

1.18

35.9

12.6

9.2

42.2

Моря полярные

0.08

29.8

11.2

11.1

47.8

Баренцево и Белое

2.70

38.8

11.3

9.1

40.9

Балтийское море

11.55

39.1

16.4

11.0

33.5

Азовское и Черное

19.50

48.8

14.4

6.5

30.3

Побережья морей

1.75

37.8

12.4

8.9

40.8

Каспий

6.45

46.8

12.5

6.5

34.1

Байкал

3.30

43.6

12.4

11.0

33.0

Прочие озера

5.40

32.6

11.8

10.5

45.0

Реки

8.50

35.9

12.2

9.5

42.4

Поймы и дельты

17.00

37.5

12.4

9.0

41.1

Болота

5.22

36.9

12.5

9.2

41.5

Тундры

4.40

30.6

11.5

10.9

47.0

Лесотундры

4.15

34.0

12.3

10.0

43.7

Северная тайга

5.20

35.3

12.1

9.6

43.0

Средняя тайга

5.50

37.2

12.6

9.1

41.1

Южная тайга

15.40

42.4

12.9

7.6

37.2

Широколиственные

37.55

44.8

13.0

7.1

35.1

Степи,п-пустыни

51.55

45.6

12.6

6.8

35.0

Высокогорья

0.2

37.0

12.2

9.0

41.9

Наличие массовых индикаторов для взглядов населения позволило нам детально проследить распределение разных типов мировоззрения по регионам страны и сопоставить их с наличием и площадью каждого из основных биомов. Соответственно появилась возможность для каждой группы экосистем определить соотношение разных социально-деятельных и мировоззренческих групп населения, проживающих на территориях, занятых соответствующим биомом, или наиболее часто с ним соприкасающихся в процессе жизни и деятельности (рис. 30). Расчет для материковых типов экосистем производился пропорционально площади каждого биома, представленной в регионе с определенным соотношением групп населения. Для морских экосистем использованы средние показатели по прибрежным регионам, а для океанической части - данные по регионам базирования основных флотов России.

Для групп населения, связанных своей жизнью и деятельностью с разными биомами, помимо соотношения мировоззренческих типов, были определены средние значения индексов их деятельной активности и индивидуализма. Это позволило перевести исследование интересующих нас свойств из табличной формы в графическую, поместив оценки для каждого биома в уже знакомые координаты социального "поля" (цв. рис. 35-36). Из всех интегральных феноменов, исследованных на взаимосвязь с уровнем трансформации природных экосистем, обнаружена небольшая положительная корреляция (+0.58) с традиционной формой религиозности и отрицательная корреляция (-0.60) с деятельной активностью. Таким образом, можно говорить, что формирование отношения к природе у деятельного населения чаще происходит в условиях малонарушенных экосистем. Напротив, у религиозного населения аналогичный процесс в большей степени происходит в условиях сильно трансформированной человеком среды обитания, образ и состояние которой закреплены как естественная норма. Особенно важно, что в этой части страны (Черноземье) осуществляется основное воспроизводство населения, которое впоследствии активнее других расселяется по территории России (Е.Скатерщикова, 1996). Значение же этого процесса очень серьезно. "Запечатление каких-либо образов (в нашем случае - местности) мозгом в детстве и на всю жизнь этологи называют импринтингом - "впечатыванием" в формирующийся мозг. Заметьте, что инстинктивная родина не обязательно место рождения, это место, где прошел чувствительный отрезок детства... Видимо, этот же механизм действует и у детей в возрасте старше 2 и моложе 12 лет." (В.Р. Дольник, 1994. Стр. 13).

Эти факты в значительной степени проясняют субъективную природу несоответствий уровня разрушения природных экосистем и осознания его опасности населением России. Степень опасности преобразования природы в районах основного расселения - в степях, лесостепи и широколиственных лесах, а также в речных поймах и долинах в наибольшей степени недооценивается массовым сознанием (цв. рис. 37). Напротив, внимание к природе открытого океана, Балтики, Байкала, высокогорий, северной Атлантики и морей Тихого океана достаточно высокое. Характерно, что наибольшие расхождения в расстановке приоритетов связаны с группами населения, имеющими максимальный индивидуализм взглядов. В верхней части шкалы социального поля присутствуют одновременно как максимальная недооценка опасности (население, связанное с широколиственными лесами и лесостепью), так и ее субъективная переоценка (Балтика и открытый океан). Это еще одно подтверждение опасности, связанной с высокой ролью узкой группы экологически обеспокоенного населения в формировании приоритетов экологической политики. Индивидуализм, свойственный этой группе, чреват субъективными ошибками при выборе сфер приложения деятельной активности.

Объективность и субъективность актива природоохранных движений России.

Наиболее детальное сопоставление структуры опасностей, угрожающих состоянию объектов живой природы и структуры приоритетов их охраны, доступно при исследовании распределения внимания природоохранного актива страны, проявляющегося в подаваемых этой группой населения заявках на гранты. Распределение этих заявок (принятых за 100%) по регионам и типам биомов России (столбец 2 таблицы на цв. рис. 38) было сопоставлено с распределением общей площади нарушенных экосистем России между этими же типами (столбец 3).

Ц в . р и с . 38

Различия между распределением внимания грантозаявителей и распределением нарушенных природных экосистем в России

Доля от общего числа заявок на гранты %

Доля от об-щей площади нарушенных природных экосистем

(%)

Разность

2-3

Отношение

2/3

Ранг внимания

min = 4

max = 36

1

2

3

4

5

6

Открытый океан

0.65

0.004

0.65

162.50

31

Моря Тихого океана

2.03

0.17

1.86

11.94

32

Моря полярные

1.37

0.10

1.27

13.70

30

Баренцево и Белое

0.32

1.50

-1.18

0.21

6

Балтийское море

0.29

0.04

0.25

7.25

20

Азовское и Черное

1.21

0.02

1.19

60.50

32

Побережья морей

1.12

0.06

1.06

18.67

29

Каспий

0.49

0.23

0.26

2.13

19

Байкал

1.75

0.05

1.70

35.00

34

Прочие озера

3.70

0.99

2.71

3.74

30

Реки

7.90

0.92

6.98

8.59

35

Поймы и дельты

4.13

4.07

0.06

1.01

12

Болота

0.68

1.92

-1.24

0.35

6

Тундры

4.98

4.61

0.37

1.08

16

Лесотундры

2.04

4.62

-2.58

0.44

7

Северная тайга

5.11

4.48

0.63

1.14

18

Средняя тайга

10.60

6.60

4.00

1.61

29

Южная тайга

29.46

24.74

4.72

1.19

29

Широколиственные

7.99

22.53

-14.54

0.35

4

Степи,п-пустыни

12.67

22.34

-9.67

0.57

7

Высокогорья

1.50

0.004

1.50

375.00

36

ИТОГО %

100

100

-

-

-

Очень значительный недостаток внимания к охране биома.

Значительный недостаток внимания к охране биома.

Небольшое завышение внимания к охране биома.

Значительное завышение внимания к охране биома.

Очень значительное завышение внимания к охране биома.

Разница между этими значениями и их отношения являются математическим выражением отклонений внимания грантозаявителей от объективно необходимого распределения пропорционально площади трансформированных человеком территорий и акваторий. Интегральный ранг внимания приведен в столбце 6. Биомы, которые пользуются повышенным уровнем внимания грантозаявителей, выделены зеленым цветом, а недополучающие внимания исследователей - красным.

Природоохранный актив экологического движения страны, как и все население, недооценивает экологическую опасность преобразования природы в зоне основного расселения, приходящуюся на биомы широколиственных лесов, лесостепи и степи. Скорее всего, первичной является эта недооценка у основной массы населения страны, однако очень тревожно, что экологический актив, который в других случаях демонстрирует свою способность противостоять мнению большинства, не делает этого в принципиальной для сохранения природы страны зоне основного расселения народов России.

Другим огрехом, явно унаследованным лидерами природоохранных движений от массовых взглядов населения, является недостаток внимания к сохранению природы болот. Традиционное отношение человека к болотам всегда было враждебным. Болот боялись, считали местом обитания нечистой силы, а когда появлялась возможность и ресурсы - их осушали без всякой на то надобности. Подобное отношение распространено не только в России. Именно этот тип биомов стал наиболее дефицитным в Западной Европе (А. Мартынов, Н. Доманова, Е. Симонов, 1998). Удивительно другое: уровень внимания специалистов к этому типу биомов оказался даже ниже, чем это характерно для экологической обеспокоенности населения, связанного по жизни и деятельности с болотами. Не удивительно, что при подготовке материалов международных соглашений по регулированию выброса парниковых газов, российские специалисты допустили ограничение национальных вкладов в природную аккумуляцию углекислого газа лишь лесами (да и то лишь древесиной). При этом за рамками соглашения осталось депонирование углерода болотами и лесной подстилкой, учет которых как минимум в 2.5 раза (250%) повышает оценку роли России в глобальном регулировании климата. Подобная небрежность расчетов может впоследствии дорого (в прямом экономическом смысле) обойтись стране. Этот пример призван показать, как субъективный фактор в восприятии природоохранных проблем способен оборачиваться вполне осязаемыми потерями и упущенными выгодами.

Недостаточно внимания специалисты природоохранного актива страны уделяют сохранению природы Белого и Баренцева морей и экосистемам лесотундры. Сферой повышенного внимания грантозаявителей вполне традиционно является Байкал. Этот факт согласуется с представлениями, сложившимися в массовом сознании, в формировании которых не последнюю роль играет устойчивое внимание к проблеме средств массовой информации. Позитивным фактом можно считать повышенное внимание экологического актива страны к сохранению природы речных экосистем. Особенно это важно в связи с тем, что у большинства населения трансформация этих экосистем не ассоциируется с экологической опасностью и скорее воспринимается как норма. Ситуация повышенного внимания грантозаявителей к сохранению природы высокогорий, не обусловленная критическими процессами в экосистемах этого типа, скорее всего имеет эмоционально-психологическую природу - эти районы имеют повышенную привлекательность как места проведения экспедиций и полевых работ. Из морских экосистем отмечена однотипность с обнаруженным в массовых взглядах повышением внимания к сохранению природы открытого океана и дальневосточных морей, и принципиальное различие в отношении к природе Балтики. Причины расхождения высокой экологической обеспокоенности населения прибалтийских регионов (Калининградская и Ленинградская области, С-Петербург) и грантозаявителей, остаются нам неясными.

По материалам контент-анализа заявок на природоохранные гранты возможно наиболее детальное исследование субъективных отклонений внимания к экологической опасности отдельных воздействий для конкретных биомов. Критерием для сравнения стали ранее полученные оценки влияния антропогенных воздействий на биоту основных территорий и акваторий страны (цв. рис. 33). Часть оценок была объединена в силу однотипности влияния на объекты живой природы. Сумма воздействий от каждой отрасли (группы отраслей и секторов) были приравнены к 100%, что позволило выделить специфические особенности влияния каждой отрасли на живую природу (рис. 31).

Рис 31

Структура влияния общества на объекты живой природы (%).

Промышлен-ность ком-мунальное хозяйство

Управле-ние, наука, транспорт, связь

Армия, милиция безопас-ность

Лесные отрасли

Сельское хозяйство

Рыбное хозяйство

Промыс-ловое хозяйство

Открытый океан

0.001

0.021

0.030

0.000

0.000

0.078

0.001

Моря Тихого океана

0.082

0.597

1.653

0.001

0.002

5.056

0.184

Моря полярные

0.052

0.317

1.135

0.002

0.000

0.730

0.070

Баренцево и Белое

0.947

3.952

17.174

0.083

0.017

31.668

2.259

Балтийское море

0.028

0.121

0.204

0.001

0.004

0.542

0.013

Азовское и Черное

0.018

0.043

0.063

0.000

0.005

0.260

0.007

Побережья морей

0.071

0.057

0.147

0.003

0.021

0.066

0.034

Каспий

0.238

0.323

0.711

0.003

0.111

4.593

0.159

Байкал

0.061

0.047

0.013

0.027

0.010

0.503

0.033

Прочие озера

1.199

0.610

0.278

0.436

0.663

15.072

0.861

Реки

0.946

1.173

0.210

0.408

0.796

4.977

0.488

Поймы и дельты

3.923

3.755

3.044

1.432

6.317

19.598

1.121

Болота

0.989

5.324

0.690

0.367

3.566

0.362

2.184

Тундры

4.433

10.402

7.015

0.106

0.429

1.958

11.635

Лесотундры

5.280

6.999

2.051

1.111

0.318

1.275

3.614

Северная тайга

5.416

2.613

2.355

9.151

0.325

0.856

9.782

Средняя тайга

7.424

4.595

5.923

14.282

1.817

1.079

8.926

Южная тайга

28.333

16.555

22.114

46.156

7.893

2.378

20.805

Широколиственные

26.640

12.741

16.051

25.523

12.476

3.290

13.152

Степи,п-пустыни

13.914

29.752

19.125

0.906

65.223

5.668

24.634

Высокогорья

0.004

0.006

0.002

0.003

0.004

0.001

0.003

ИТОГО %

100

100

100

100

100

100

100

Используя предоставленный нам массив заявок российской общественности на получение природоохранных грантов, мы произвели их классификацию не только по типам биоты, но и по видам деятельности, исследование или выполнение которых предлагалось грантозаявителем. Распределение по территориям и акваториям планов природоохранной общественности было сопоставлено с оценкой уровня антропогенного воздействия каждой группы отраслей на эти же регионы. Разница отражает уровень и направление субъективных отклонений приоритетов общества от объективно необходимого уровня внимания (цв. рис. 39).

Полученный результат в нюансах отражает субъективизм российской общественности при определении ею приоритетов охраны живой природы. Из общих закономерностей можно обратить внимание на устойчивое занижение внимания к опасности практически всех видов деятельности в зоне основного расселения - широколиственных лесах и лесостепи. Наиболее отчетливо недостаток внимания отразился на оценке воздействия промышленности и лесного хозяйства. В этой части можно говорить об унаследованности этой модели восприятия природы от массового сознания.

Ц в . р и с . 39

Разность (%) между уровнем внимания общественности и опасностью антропогенных воздействий для биоты разных территорий и акваторий России.

Промышлен-ность ком-мунальное хозяйство

Управле-ние, наука, транспорт, связь

Армия, милиция безопас-ность

Леснаые отрасли

Сельское хозяйство

Рыбное хозяйство

Промыс-ловое хозяйство

Открытый океан

0.56

-0.02

-0.03

0.00

0.00

-0.08

0.00

Моря Тихого океана

0.80

0.69

-1.65

0.00

0.00

19.81

7.39

Моря полярные

1.22

0.41

6.19

0.00

0.00

7.56

7.51

Баренцево и Белое

-0.71

-3.35

-17.17

-0.08

-0.02

-26.14

-2.26

Балтийское море

0.02

0.27

-0.20

0.00

0.00

0.38

-0.01

Азовское и Черное

0.90

1.09

-0.06

0.00

-0.01

3.42

-0.01

Побережья морей

1.48

0.34

4.73

0.00

-0.02

-0.07

5.02

Каспий

-0.03

0.72

-0.71

0.00

-0.11

2.77

-0.16

Байкал

1.74

2.28

-0.01

0.42

0.10

-0.13

0.47

Прочие озера

1.06

0.53

-0.28

0.32

0.41

-2.47

-0.86

Реки

6.36

1.19

2.23

0.35

7.07

16.83

-0.49

Поймы и дельты

-1.45

-0.68

-0.60

-1.43

-0.51

-15.91

0.14

Болота

-0.93

-5.32

-0.69

-0.37

-3.57

-0.36

-2.18

Тундры

1.67

-6.21

-4.58

-0.11

4.87

-1.55

-5.02

Лесотундры

-3.04

-4.67

-2.05

2.57

2.30

-0.87

2.14

Северная тайга

1.19

3.20

2.53

4.15

4.27

-0.45

4.41

Средняя тайга

4.73

5.67

0.18

11.70

6.26

3.78

6.33

Южная тайга

3.57

23.89

3.90

-8.82

17.46

0.86

2.53

Широколиственные

-18.35

-3.06

-8.34

-20.73

-1.39

-3.29

-13.15

Степи,п-пустыни

-1.82

-17.84

15.04

12.04

-38.52

-4.08

-11.76

Высокогорья

1.03

0.87

1.61

0.00

1.43

0.00

0.00

Очень значительный недостаток внимания к проблеме.

Значительный недостаток внимания к проблеме.

Небольшой недостаток внимания к проблеме.

Небольшое завышение внимания к проблеме.

Значительное завышение внимания к проблеме.

Очень значительное завышение внимания к проблеме.

Состояние природы, преобразованной не современной деятельностью человека, а в историческом прошлом, видимо гораздо чаще воспринимается как норма, не требующая изменения в традиционном обществе с мощным фундаментом социального конформизма. Типичная для экологического актива способность противостоять общепринятым нормам в этой сфере дала весьма опасную и глубоко ошибочную пробуксовку. Характерно, что влияние человека на степные и полупустынные экосистемы наиболее внимательно анализируется для деятельности армии, в то время как роль сельского хозяйства в их разрушении существенно недооценена общественным сознанием. Ранее был сделан вывод об использовании властью ослабленного внимания населения и общественности для направления в агроэкологию значительных средств и их бесконтрольного использования. Очевидно, что лидеры природоохранных движений страны, городские (и даже столичные) по своему образу жизни, банально упустили целое направление природоохранной деятельности, обладающее фундаментальным влиянием на природу страны.

Из водных экосистем, по субъективным взглядам экологического актива, недостает внимания живой природе Баренцева и Белого морей, особенно проблеме промыслового освоения их рыбных ресурсов. В то же время влияние промысла на рыбные ресурсы Тихоокеанского бассейна и внутренних рек пользуется существенно более высоким вниманием, чем следует из данных об опасности этих воздействий на природу. Ситуация на Байкале характеризуется субъективным завышением внимания практически ко всем аспектам воздействия на природу, кроме использования рыбных запасов.

Основные результаты.

В конце предыдущей главы были приведены данные о значительном расхождении взглядов населения и власти в России на основные проблемы. Не будучи склонными оценивать эти различия как однозначный признак ошибок власти или столь же однозначную заслугу в виде упреждения ею еще не осознанных большинством проблем, мы поставили задачу исследования приоритетов экологической политики власти и актива природоохранного движения страны. Исследование основано на сопоставлении распределения природоохранных усилий общества с распределением объективно измеримых индикаторов состояния природы и воздействий на нее. Сопоставив распределение экологической обеспокоенности населения, законодательной активности, средств госпрограмм и заявок на гранты, мы смогли оценить соответствие реальности тех моделей экологической опасности, которые созданы коллективным сознанием в перечисленных сферах природоохранной активности.

Только после проведенного сравнения предположение об ошибках власти стало утверждением. Можно считать установленным факт более точного понимания экологических угроз природоохранным активом и населением страны, по сравнению с действиями власти. Власть ошибочно или принципиально выбирает не самые необходимые направления приложения усилий. Чем больше отклонения от объективных потребностей, тем больше оснований видеть за ним субъективные мотивы, сознательное желание изменить акценты. Максимум такого желания зафиксирован при распределении средств госпрограмм, что позволяет вполне обоснованно предполагать финансовые интересы как причину неверной расстановки приоритетов экологической политики. Финансовое влияние, возможно, стоит даже за пусть незначительными, но закономерными отклонениями в приоритетах у соискателей грантов в неправительственных фондах. Заниженное внимание к промышленным воздействиям на природу может быть связано с прямым ограничением донорской поддержки отдельных исследователей, а также фондов и программ, проводящих эти работы, в которых крупный бизнес не заинтересован.

Отклонения экологических беспокойств под действием финансовых интересов менее всего характерны для населения. Однако массовое сознание имеет иные причины субъективных ошибок в восприятии остроты экологических проблем. Так, для населения характерна недооценка нарушенности экосистем в зоне традиционного расселения - в широколиственных лесах, лесостепи и степи. В этих регионах, где глубина культурных традиций проявляется в распространении религиозности, отношение к природе формируется в условиях сильно трансформированной среды. В результате возникает эффект запечатления (импринтинга) именно такого образа природы как "нормы", которая замещает здесь представления о естественном состоянии экосистем. Именно традиция спокойного отношения русского крестьянства к вырубке лесов, восходящая к подсечной системе земледелия и остро проявившаяся в своде лесов после отмены крепостного права, может объяснять низкую обеспокоенность состоянием природы, характерную для населения лесозаготовительных регионов. Для групп населения с выраженным индивидуализмом взглядов отмечены полярные отклонения уровня экологической обеспокоенности: недооценка экологических угроз в Азово-Черноморском бассейне, в подзоне широколиственных лесов, с одной стороны, и завышенный уровень экологических беспокойств для групп, связанных с Балтийским морем и открытым океаном. Поскольку природоохранные инициативы формируются экологическим активом страны, имеющим высокий индивидуализм сознания, можно ожидать значительного субъективизма еще на стадии первичной формулировки приоритетов экологической политики.

Детальное исследование системы расстановки приоритетов экологическим активом страны подтвердило наличие отклонений, явно унаследованных естественнонаучными экспертами и лидерами НПО от массового сознания. Это относится к недооценке экологической опасности в южных лесах и степях, недостаточному вниманию к проблеме охраны природы болот. Наиболее принципиальным является провал внимания к аграрным аспектам разрушения природы. Очевидно, что создание моделей экологически безопасного хозяйственно-бытового поведения для этой зоны страны является серьезнейшей задачей. Неэкологичность массового сознания опирается в сельском хозяйстве страны на глубокие традиции. В этих условиях даже активно рекламируемые в свое время модели экологизации полеводства (Т.С.Мальцева, А.П.Айдака, Ф.Т.Моргуна) не оставили заметного следа в хозяйственной культуре России. Характерно, что в США, где экологические проблемы сельского хозяйства возникли на фоне молодой культуры, не успевшей обрасти корнями традиций, решение было найдено и, главное, эффективно внедрено в исторически краткий отрезок времени 30-х - 50-х г. нашего столетия. Это стало возможным в том числе и потому, что реализация экологической политики не должна была противодействовать инерции столетних традиций.

Заключение