Глава 4

"Политическая" экология.

Краткое содержание главы.

В этой части книги рассмотрены вопросы взаимосвязей социальных беспокойств и политических предпочтений населения. Исследованы проявления и механизмы формирования массовой поддержки политических сил. Обоснованы и реализованы способы использования электоральных индикаторов для статистически надежной оценки социально-психологических особенностей населения разных регионов и социальных групп. Проведено сравнение политических процессов, экологической обеспокоенности и других особенностей мировосприятия населения. Оценка уровня социальной поддержки основных партий и эффективности их организационной работы в регионах позволяет планировать сотрудничество природоохранных движений с политическими силами в период подготовки и проведения выборов. Классификация электоратов разных партий позволяет соотнести их с основными социально-демографическими группами и связать с особенностями экологических взглядов, религиозности, индивидуальной деятельной активности. На основании сделанных сопоставлений определены предпочтительные направления политического поведения экологических движений страны. Поведение ныне действующей власти было изучено на основании анализа всего корпуса принятых ею законодательных и нормативных актов. Приоритеты властей после выборов были сопоставлены с приоритетами социальных беспокойств населения. Выявлены основные закономерности, сходства и различия в действиях и формировании предпочтений власти. Исследовано взаимное влияние населения и власти. Обнаружены признаки исключительно высокой индивидуальной убежденности лиц и структур, лоббирующих экологическое законодательство, при крайне низком их общем влиянии на законодательный процесс. Дана оценка опасности субъективизма при определении приоритетов экологической политики.

 

От системы взглядов к путям развития общества.

Любая идея, взгляд на проблему, оценка приоритетов имеют свои пути развития, общим для которых является лишь факт зарождения. Все рожденные дети возвещают криком о своем появлении на свет, а дальнейшую судьбу имеют разную. Так и жизнь новых идей не бывает одинаковой. Одни из них долгое время остаются невостребованными обществом и сохраняются в узком кругу почитателей, другие взмывают на гребне моды, входят в жизнь массы людей, а потом исчезают, подобно пандемии гриппа. Третьи зреют постепенно, вербуя все новых и новых сторонников и на долгие годы, даже столетия, становятся нормой для множества совершенно не связанных друг с другом людей. Идея становится движущей силой, когда она овладевает массами.

Экологическая обеспокоенность - это сумма идей, основанных на модели возможного будущего, которая осознана частью общества, но объективно еще не стала той социальной доминантой, которая формирует поведение значительной части населения. Путь, которым экологическое мировоззрение должно войти в массовое сознание, может быть разным, но он не имеет права быть тупиковым. Те, кто осознал опасность разрушения природы для будущего человечества, не имеют права растерять это понимание на пути к социальному закреплению в незыблемых нормах общественной жизни.

Одним из основных средств внедрения в общественную жизнь новых норм хозяйственной и экономической деятельности является политическая работа. Убежденность в том, что политика - дело грязное, не освобождает экологов от необходимости использовать ее средства для внедрения понимания роли живой природы в сознание людей. Сегодняшняя щепетильность может оказаться завтрашней виной тех, кто, понимая суть проблемы, не захотел или не сумел воспользоваться теми средствами формирования общественного сознания, которые сегодняшнее общество создало. Экологическая политика должна стать именно политикой, поскольку этим путем осуществляется превращение идей и моделей сознания в материальные объекты, процессы и действия значительной части общества.

 

Политические процессы и экологическое мировоззрение.

Политические процессы, в той своей части, которая развивается публично, содержат огромный потенциал для исследования мировоззрения как деятельных групп населения (лидеров движений и хозяйственно-политической элиты), так и народа в целом. Выборы дают огромный социологический материал. В этом первая причина того внимания, которое при исследовании экологических мировоззрений уделяется анализу результатов голосования. Решения и действия людей во время выборов (включая отказ от голосования и даже неверно заполненные бюллютени) связаны с предпочтениями, социальными ориентациями и иными интересующими нас свойствами. Эти предпочтения и ориентации можно уловить статистически, чему очень способствует объем и статистическая полнота выборки. Сто миллионов взрослого населения это та самая генеральная совокупность, которую при социологических опросах пытаются представить на результатах опроса выборки в объеме менее чем двух тысяч человек.

Методическое примечание. Электоральная статистика может использоваться как первичный материал, сочетающий свойства социологического опроса и деятельных особенностей поведения. Как простое расширение ртути в стеклянной трубочке используют для измерения температуры, поместив рядом со столбиком термометра эмпирически определенную шкалу градаций, так и результаты выборов могут быть использованы для замера в обществе "температуры" - социальной напряженности, распространенности основных мировоззренческих типов, а также связанных с ними взглядов людей на природу или отношения друг с другом. Большинство использованных при этом методов нами уже описаны: сопоставлению результатов разных голосований в виде картосхем по регионам страны, исследование тенденции политических предпочтений и их сопоставление с динамикой отдельных социальных беспокойств, оценки вариации - изменчивости взглядов разных социальных групп и населения регионов, расчет коэффициентов корреляции и определение проблем, которые более других беспокоят электорат каждой партии. Наконец, уровень поддержки партий был использован как индикатор для разных типов мировоззрения россиян, их отношения к природе и распространенности таких интегральных свойств, как деятельная активность и индивидуализм поведения.

Вторая причина, по которой политические процессы привлекают внимание при исследовании мировоззренческих систем россиян, в том, что обнаруживается отчетливая взаимосвязь некоторых проявлений современного экологического сознания и деятельной активности населения. Политики как люди, предлагающие обществу свой способ изменения жизни, выступают как носители пассионарности, причем в формах, допускаемых современным обществом. Индивидуализм и деятельная активность - родовые свойства людей, идущих в политику. Как показано в предыдущей главе, именно эти свойства характерны для большинства носителей активного экологического сознания. Поскольку эта связь объективно существует, то некоторые особенности современного российского экологизма можно понять, исследуя деятельность политиков.

Третьей причиной является острая потребность в экологизации самых разных сторон жизни общества, особенно его хозяйственно-экономической деятельности. Политическое влияние на формирование путей развития общества весьма значительно. Власть - это управляющая подсистема общества, и чтобы допустить экологическую ответственность в нормы общественной и хозяйственно-экономической жизни, надо ввести это беспокойство во власть. Познание природы власти и закономерностей ее взаимодействия с населением может повысить шансы на успех принуждения или поощрения людей, пришедших во власть, к действиям по защите природы России или, как минимум, к выполнению экологических обязательств, в изобилии присутствующих в избирательных платформах.

Чтобы ввести во власть деятельную экологическую активность, можно использовать не только форму "зеленых" партий. Это лишь один из возможных путей, который оказался эффективным в Германии и на Украине. Как путь, связанный с политической борьбой, включающий, по определению, противопоставление разных сил друг другу, он представляется нам не идеальным. Именно противопоставление носителями экологического сознания своих взглядов взглядам основной массы населения является самым слабым местом современного экологического движения в России, а путь партии "зеленых" может еще более усилить это противостояние.

Экологические проблемы должны быть не столько предметом споров и противоборства, сколько областью общенародного согласия. В этих условиях политическое взаимодействие с ищущими власти силами может строиться не столько на противоборстве с ними (неизбежном при создании политической партии "зеленых"), сколько на познании природы стремления во власть как социального феномена. Понимание того, кто такие люди, идущие во власть и как их стремления соотносятся с экологическими интересами, должно использоваться для формирования серьезной экологической базы в каждом политическом движении. Каждый политик заинтересован в попутчиках - таких попутчиков "зеленые" могут дать многим партиям. Политик сам себе голова: "зеленые" идеи ему надо подкидывать, как Штирлиц Шелленбергу, чтобы он считал их своими. Политики деятельны - "зеленые" готовы привести им ребят, лазающих с плакатами на дымящие трубы. Но для политика обычна необязательность, и "зеленые" не должны закладываться на него полностью.

Чтобы попасть во власть, надо пройти выборы, период когда политик и его партия в наибольшей степени зависим от населения. В то же время именно в этот период организуется наиболее интенсивное воздействие на избирателя, его взгляды и мировосприятие. Какой путь - реформаторство или консерватизм - наиболее приемлем на момент выборов для той или иной социальной группы или региона? Политический выбор зависим от распространенности в обществе определенных личностных свойств. Например, юноши в США предпочитают более активных кандидатов, а девушки склонны выбирать мирно настроенных, честных и откровенных людей (L.B.Iglitzin, 1974). Есть много оснований ожидать, что деятельные избиратели предпочитают более деятельных, однако чаще всего разных, поскольку для них характерна высокая вариация взглядов. Основательный член общества, представитель его конформистского фундамента, чаще выбирает гарантию стабильности.

К своему выбору люди разных социально-психологических складов идут по - разному. Одни обдумывают и взвешивают, копаются в текстах избирательных платформ, другие воспринимают кандидатов по соответствию той модели поведения, которую они считают для себя приемлемой. Психологи говорят о двух типах избирательных кампаний - культурно-деятельностном и имиджевом (А.П. Чернышев, В.К. Зарецкий, И.Г. Кухтина, 1997), которые строятся на разных способах доведения информации до избирателя. В значительной степени эти пути соответствуют разным социально-психологическим типам людей. Располагая достаточной информацией о мировоззренческих типах населения в отдельных регионах и социальных группах, вполне можно решить задачу выбора из массива результатов голосования тех, которые способны выступать индикаторами основных социально- психологических типов поведения населения.

 

Поведение избирателей как индикатор особенностей мировосприятия населения.

Результаты голосования по типу получаемого материала занимают промежуточное положение между опросом общественного мнения и изучением поведенческих реакций людей. С одной стороны, это наиболее полный опрос общественного мнения; с другой, голосование и даже уклонение от голосования – это не ответ на вопрос интервьюера, а поступок, что особенно заметно по голосованию "против всех" (надо быть настолько активным, чтобы прийти на избирательный пункт исключительно для того, чтобы вычеркнуть всех).

Исследование результатов выборов последних лет показывает, что на территории России имеются регионы, население которых устойчиво в своих политических пристрастиях. Наиболее четко выделяются зоны стабильной поддержки коммунистов – прежде всего в сельскохозяйственных регионах юга страны и некоторых примыкающих к ним депрессивных промышленных регионах средней полосы (например Смоленская обл.). В то же время устойчиво сохраняется поддержка властей в столицах, нефтедобывающих округах Западной Сибири и на промышленном Урале. Характерно, что эти центры просматриваются на всех выборах с 1991 по 1996 гг.

Для большинства регионов Сибири характерны высокая неустойчивость результатов голосования. Исключение в виде родины "Газпрома" в Ямало-Ненецком и Ханты-Мансийском округах Тюменской области, скорее всего, определялись длительным присутствием во власти политических лидеров типа В.С.Черномырдина. Скорее всего, на предстоящих выборах это исключение исчезнет и мы увидим истинную неустойчивость здешнего электората. Даже с поправкой на упомянутое исключение, в Сибири и на Севере отчетливо проявляется некоторая хаотичность результатов голосования, свойственная индивидуальным решениям, характерным для деятельно активных людей.

Отдельный вопрос – голосование автономий с высоким участием населения титульной нации, особенно на Кавказе. Характерной чертой их голосования является групповая неустойчивость предпочтений, наличие случаев кардинальной смены выбора. Наиболее яркий пример – Дагестан в двух турах президентских выборов, когда в июне 1996 г. Зюганов собрал 66%, а в июле – лишь 33% голосов. В общем, этот тип социального поведения определяется выраженным корпоративным конформизмом, когда голосование зависит в основном от мнения местных авторитетов. В случае смены их курса резко меняется и голосование всего населения. На карте (цв. рис. 19) показана общая вариация политических предпочтений, определенная как средневзвешенное из вариации для электоратов партии власти и основной оппозиции. Эта карта показывает изменчивость политических взглядов в силу объективных причин или предвыборных кампаний последних лет.

В предыдущей главе мы использовали неустойчивость политических предпочтений в качестве одной из составляющих общей социальной нестабильности. Было показано, что изменчивость взглядов населения на проблемы социального мониторинга ВЦИОМ имеет сходство с уровнем вариации некоторых демографических и социальных процессов (рождаемость, смертность, миграция, преступность, уровень доходов), что позволило объединить их в общий картографический образ социальной нестабильности. При общем сходстве есть и существенные отличия (цв. рис. 20). Так, повышенная устойчивость политического выбора, не обусловленная уровнем общей социальной стабильности, характерна для столичного региона и С-Петербурга. Второй центр политической устойчивости, превышающей фоновый уровень социальной стабильности, связан с Урало-Поволжьем (с центром в Башкирии). Это несовпадение частного (политический выбор) и общего (социальная нестабильность) говорит о том, что власть, действовавшая в России с 1991 г., устраивала население столиц и промышленно развитых центров Урало-Поволжья в большей степени, нежели остальное население России. Для экологов этот факт принципиально важен, поскольку он свидетельствует о выборе населения, проживающего в условиях наиболее тяжелого экологического состояния городской среды обитания человека. Трактовку этого совпадения можно дать разную, но совершенно однозначно, что в этих регионах наиболее заметным было сокращение загрязнений из-за спада производства именно в рассматриваемый период.

Общей закономерностью распределения голосования против всех в 1993 – 1996 гг., которое мы уже использовали при анализе деятельной активности россиян (цв. рис. 21), были высокие его значения на Севере и в Сибири, что соответствует нашим представлением о социуме этих регионов. Здесь много индивидуалистов, не доверяющих никому и предпочитающих жить своим умом. Социальная структура имеет выраженный недостаток конформизма. Все решения исключительно индивидуальны. В случае снижения качества своей жизни такие люди легко озлобляются и свойственная им вообще недоверчивость сливается со столь же характерной для них агрессивностью. Именно агрессивность является тем признаком, который важен для оценки вероятного поведения человека в природе. В предыдущей главе мы показывали высокую связь этого типа голосований с уровнем преступности и насильственных причин смерти. Человек, пренебрегающий жизнью (будь то его собственная жизнь, жизнь другого человека или уникальной природы отведенного под рубку кедровника), - вот тот социальный тип, который среди голосующих "против всех" встречается чаще, чем среди остального населения.

Дополнительную информацию о типах поведения населения дает анализ неявки на выборы. Исследованные нами результаты голосований не подтверждают широко распространенное суждение, что на выборы не ходят социально пассивные люди. Наоборот, неявка вполне статистически значимо связана с деятельными свойствами человека. Во-первых, именно деятельные люди чаще оказываются просто занятыми в день выборов (в командировках, деловых поездках, в работах на своем садовом или охотничье-промысловом участке). Во-вторых, неявка - это и форма проявления уверенности в себе при любом исходе голосования. В-третьих, неявка определенно не несет в себе признаков нонконформизма - заведомого противопоставления себя большинству, присутствующего в голосовании "против всех". Если вспомнить графические модели структуры общества в виде пирамид из конформистов, социального ядра и деятелей (рис. 11), то именно представители социального ядра чаще других не ходят на выборы. Территориальное распределение уровня неявки с 1991 по 1996 гг. почти не менялось. Минимальной она всегда была в сельскохозяйственных областях и автономиях Европейской части страны и юга Сибири, высокой в промышленных областях и в Сибири, максимальна – в Коми, Ханты-Мансийском округе и Свердловской области (цв. рис. 22).

Количество недействительных бюллетеней четко фиксирует средний уровень грамотности населения. Максимальные значения всегда проявляются в автономиях с высоким процентом нерусского населения. В общем, по мере привыкания народа к выборам, процент недействительных бюллетеней падает – в 1993 г. на основной части страны их было 4 – 7%, а в 95 – 96 гг. - 0,5 – 1,5%. Таким образом можно сравнивать разные регионы по уровню реальной образованности, моделировать этот уровень для разных социальных групп и использовать результаты для выбора форм эколого-просветительской работы.

Таким образом, совокупность электоральной информации дает вполне четкие характеристики, которые поддаются анализу в качестве прямых и косвенных индикаторов распространенности отдельных социальных типов личности в каждом регионе страны.

 

Социальная поддержка основных партий и эффективность ее реализации в регионах.

Недостаток и отличие выборов как источников информации от опросов общественного мнения в том, что они анонимны. В результате мы имеем "среднюю температуру по больнице" и почти ничего не можем сказать о социальной дифференциации в поддержке той или иной политической силы. Отсутствие деления электората по социальным, поло-возрастным и другим признакам создает определенные трудности для анализа. Однако статистические методы позволяют на основании регионально распределенных показателей сделать оценки и для отдельных социальных групп.

Описанный в методических приложениях прием позволяет определить социальный профиль голосующих за ту или иную политическую силу достаточно приближенно. Однако при этом появляется возможность сопоставить вероятность поддержки партии с результатами опросов ВЦИОМ для каждой группы и сделать на их основе более точную модель социального распределения результатов голосования.

Методическое примечание. Метод такого пересчета использован нами в настоящей работе многократно. Он основан на моделировании числа голосов, которое каждая партия могла бы набрать, если бы все 100% населения состояли из членов лишь одной социально-демографической группы. В результате такого анализа фактически снят покров "социальной анонимности" с результатов выборов. Хотя примененный метод вполне обычен для статистического анализа, нам не известно других исследований, в которых такая раскладка была бы выполнена.

Если некоторая совокупность суждений распределяется по социальным группам сходно с распределением уровня поддержки определенной партии (имеет высокую корреляцию), то можно использовать ответы на соответствующие вопросы социального мониторинга для уточнения оценок поддержки партии в социальных группах. Для этого производится расчет коэффициентов к многофакторному уравнению регрессии, в котором предварительная оценка политических симпатий рассматривается как функция Y, а найденные по корреляции социальные беспокойства - в качестве аргументов Xi.

LnY=A1*LnX1+ A2*LnX2 ...+ Ai*LnXi +B .

Подбираются такие значения коэффициентов Ai и B, при которых наблюдается минимальные отклонения между оценкой политической поддержки и моделирующими её значениями социальных беспокойств.

 

Р и с . 19

Модель уровня поддержки некоторых партий на выборах в Государственную Думу в декабре 1995 г. (% от проголосовавших)

1

2

3

4

Группы социального

КПРФ

ЛДПР

НДР

Яблоко

профиля

%

%

%

%

ПОЛ

1.

Мужской

19.01

18.21

10.61

5.42

2.

Женский

24.11

7.83

9.67

5.39

ВОЗРАСТ

1.

До 24 лет

18.94

3.91

17.75

4.08

2.

25 - 40 лет

18.21

13.93

13.51

5.35

3.

40 - 54 лет

26.49

15.53

6.42

5.93

4.

Старше 55 лет

35.32

6.40

4.66

5.15

ОБРАЗОВАНИЕ

1.

Высшее

12.13

7.53

15.02

14.59

2.

Среднее

19.56

13.95

10.57

5.08

3.

Ниже среднего

35.34

7.88

6.50

1.61

СОЦИАЛЬНО-ПРОФЕССИОНАЛЬНЫЙ СТАТУС

1.

Руководители

10.87

8.24

15.25

7.01

2

Специалисты

18.64

17.49

8.14

8.83

3

Служащие

20.44

17.22

7.52

7.82

4

Квалифицир. рабочие

19.76

18.54

7.49

7.18

5

Неквалифицир.рабочие

19.21

13.24

12.68

2.05

6

Учащиеся

9.15

2.20

20.36

11.11

7

Пенсионеры

30.04

7.78

4.83

3.11

8

Домохозяйки

35.01

2.96

13.37

2.75

9

Безработные

17.94

8.02

15.46

2.98

РАЗМЕР НАСЕЛЕННОГО ПУНКТА

1.

Москва,СПб,мегаполис

16.25

5.12

13.45

10.53

2.

Большие города

17.41

10.55

9.97

7.47

3.

Малые города

19.96

20.20

8.69

6.41

4.

Села

24.46

6.92

10.58

1.51

МАКРОРЕГИОНЫ

1.

Москва и С-Петербург

16.31

6.36

13.23

10.53

2.

Север

15.78

15.91

10.27

5.76

3

Юг

24.47

9.82

10.60

4.51

4.

Предуралье и Урал

20.37

11.66

9.74

4.93

5

Сибирь и Д.Восток

20.74

15.35

9.09

5.42

УРОВЕНЬ ДОХОДОВ

1.

Низкий

28.37

6.11

14.48

1.68

2

Средний

21.06

13.02

8.20

4.42

3

Высокий

8.99

19.58

6.22

11.83

СЕКТОР ЭКОНОМИКИ

1

Государственный

20.90

12.76

10.35

4.85

2

Полугосударственный

21.41

12.59

10.21

5.14

3

Частный

15.86

12.31

10.24

6.60

Так, предварительный вариант социального профиля голосующих за КПРФ, имел высокую корреляцию с распределением по социальным группам обеспокоенных ростом цен, нехваткой продуктов и ростом преступности. Значения поддержки ЛДПР распределялись так же, как и готовность к протестам, обеспокоенность конфликтами властей и атеистичность взглядов. Социальный профиль голосующих за "Яблоко" в основных чертах сходен с профилями обеспокоенных проблемами кризиса культуры, экологии, слабости власти. Наконец, НДР, как партию власти, поддерживали преимущественно те же слои общества, которые более других обеспокоены проблемами экологии, вооруженных конфликтов и обострения национальных отношений.

Часть этих корреляционно выявленных взаимосвязей можно использовать при планировании предвыборных кампаний, поскольку они показывают, какой круг идей разделяют сторонники каждой из политических сил. Знание интересов своего избирателя позволяет прогнозировать аудитории, выбирать темы для обсуждения, расставлять акценты и даже адаптировать речь кандидата. Декомпозиция региональной статистики в социальную позволяет получить оценки уровня поддержки этих партий в конкретных социальных слоях общества (рис. 19).

Включение электоральной статистики в анализ деятельной активности и отношения к природе позволяет оценить перспективы работы экологов с партиями в периоды выборов, когда закономерно возрастает внимание СМИ к проблемам охраны природы. Более того, политическая работа экологов в периоды подготовки и проведения выборов может быть сориентирована не только по социальным группам, но и по регионам, для чего необходимо получить оценки эффективности привлечения каждой политической силой своего электората.

При наличии данных о социальной структуре каждого региона России и модели уровня поддержки основных партий в каждой группе можно определить электоральный потенциал любой политической силы. В качестве примера приводятся карты социальной базы КПРФ (цв. рис. 23) и ЛДПР (цв. рис. 24) на выборах в Государственную Думу в декабре 1995 г. Может показаться, что подобные оценки малоинформативны, поскольку в региональном разрезе имеются итоги голосования по всем партиям. Однако интерес представляют именно сравнения уровня реальной поддержки и электорального потенциала каждой партии или движения. Реально такое соотношение отражает региональную эффективность партийной работы по привлечению как своего электората, так и захвата электората, который по своим социальным параметрам мог бы отойти к политическим конкурентам. Экологам, планирующим в регионах свою деятельность в предвыборный период, надо отчетливо понимать, какая из партий более эффективно организована на их территории, а какая лишь использует преимущества в численности собственного электората.

А.В. Яблоков

Вам и карты в руки: скажите, какова перспективность "работы с разными партиями"? Если бы автор перечислил основные направления перспективной работы экологов, ценность работы возросла бы значительно.

Методическое примечание. Средние показатели поддержки в каждой социальной группе были использованы для моделирования вероятного результата каждой партии в регионах России.

Это позволило сопоставить реальную политическую поддержку населения и тот результат, который мог быть показан, исходя из модели социальной базы партии. Этот "необъясненный остаток" (см. рисунок) интерпретируется как эффективность работы соответствующей политической силы в конкретном регионе.

 

Так, КПРФ в обеих столицах, в Якутии, Кемеровской, Калужской и Орловской областях поработала весьма эффективно и взяла значительную часть несвойственного ей электората. А вот на Северном Кавказе, на Урале и в некоторых областях Нечерноземья потенциал партии не был использован полностью (цв. рис. 25). ЛДПР набрала больше своей социальной нормы на западной границе России (особенно в С-Петербурге), в регионах, граничащих с Казахстаном, в местах дислокации Забайкальского и Дальневосточного военных округов. Однако во всех автономиях с высокой численностью титульной нации эта партия недобрала своей социально обусловленной нормы голосов (цв. рис. 26). В автономиях, а также в Урало-Поволжском центре России более эффективно сработали структуры НДР, в которых велика роль местных руководителей, способных влиять как на население, так и на избирательные комиссии (цв. рис. 27). Напомним, что регионы именно этой части страны отличаются повышенной политической стабильностью при общей социальной нестабильности и острых экологических проблемах городов, которые отчасти оказались снятыми из-за спада производства. Наиболее хаотично размещены регионы, где эффективно сработали партийные структуры "Яблока", хотя зона неудач этого блока очерчена вполне определенно - полоса агро-промышленных областей и республик к юго-востоку от Москвы (цв. рис. 28).

Н.Г. Алексеев

Два замечания по "политической" экологии.

Первое. В целом необходимость такого раздела в книге не вызывает у меня сомнений. И тем не менее мне кажется, что его удельный вес (фактический объем) преувеличен, особенно для текущего момента. Пожалуй еще пару лет назад подобная фиксация была бы неадекватной. Сейчас же, при идущем процессе индифферентности к лозунгам, обещаниям, программам, партиям и власти в целом (я специально привел такой "компот"), мне думается, идет общий сдвиг от "политики" к реальному, не обусловленному ею, конструктивизму. "Политическая" экология или, более точно, экологическая политика, так я считаю, чем дальше, тем более эмансипируется от политики в современном ее понимании, хотя полностью, конечно, ее не исключит. Подтверждает это, хотя и косвенный, но существенный факт по содержанию этой главы: краткое содержание (как бы квинтэссенция, помещенная в начале) не отражает весомой части последующего текста.

Второе, относимое впрочем не только к этой главе, но и к предыдущим. Было бы чрезвычайно интересным (если есть возможность) хотя бы вкратце показать, как воздействовали на приводимые показатели такие события, как кризис 17 августа, интервенция НАТО в Югославии. Для меня и, думается, для многих других, подобные данные были бы невероятно важными для проверки на прочность, осмысление (переосмысление) как ряда сделанных выводов, так и установления ограничений выбранного социологического подхода.

 

Электоральное "поле"

Детальное исследование результатов голосования способно дать экологам обширный материал для планирования политической работы в период подготовки и проведения выборов. Не менее полезными, чем карты, в этой работе могут оказаться диаграммы взаимного размещения разных политических сил - электоральное "поле", которые можно соотнести с диаграммами социального "поля", в которых были рассмотрены разные типы мировоззрения россиян и основные аспекты их отношения к природе.

Базой для расчетов были избраны выборы в декабре 1995 г. как наиболее удобные для анализа. Данные по выборам 1993 г. для этих целей неприемлемы, так как разгромленная за два месяца до этих выборов оппозиция просто не успела организоваться. Президентские выборы вообще малопригодны для такого анализа, так как сильно зависят от наличия в движении соответствующего лидера. Например правые радикалы (ДВР) и крайне левые ("Трудовая Россия") самостоятельно в президентской борьбе 1996 г. не участвовали, соответственно, их электорат по итогам выборов Президента выявить невозможно. Методика построения кластерной диаграммы электорального "поля" полностью соответствует той, что использована при построении социального "поля".

Методическое примечание. Методические принципы создания подобных графических образов изложены выше, однако имеются небольшие особенности расчета. Объектами классификации в случае с электоральным "полем" являются не партии, политические лидеры или движения, а группы избирателей, которые эти партии поддерживают. Источником информации о сходстве и различии взглядов этих групп электората служит однотипность или противоположность их активности в разных регионах. Высокая корреляция между двумя группами электората возникает в том случае, если они активно поддерживают свои партии в одном регионе и одновременно оказываются в меньшинстве в другом.

Здесь есть один методический нюанс, который связан с распределением голосов избирателей между партиями по принципу "разрезанного пирога". Успех больших партий закономерно приводит к сокращению доли, доставшейся партиям малым. Из-за этого при непосредственном расчете коэффициентов корреляции между электоратами больших и малых партий возрастает отрицательная корреляция. В результате этого эффекта электорат даже таких партий-"сателлитов", каковой являлась "Трудовая Россия" для КПРФ, противопоставляется электорату основного союзника. Устранить этот артефакт можно, если применять метод "смещающейся выборки". При этом электорат всех партий делится на несколько групп, объединяющих партии, близкие по числу сторонников. Оценка успеха или поражения партии в регионах осуществлялась не в % от общей численности избирателей, а в % от численности избирателей, поддерживающих партии с близким размером электората. Между этими значениями в дальнейшем и производился расчет матрицы корреляций "всех со всеми".

После того как были рассчитаны коэффициенты корреляции, определен центр и две основные оси политического размежевания, осуществлялся расчет координат точки, в которой партия или движение имели наибольшую поддержку избирателей. Полученная таким образом картина распределения электоральных предпочтений населения была сопоставлена с социальным "полем", что существенно дополнило понимание социально-психологических особенностей разных групп населения. Наконец, последнее методическое отличие. Политические предпочтения более изменчивы, чем социально-демографическая принадлежность. Это позволило в одной и той же диаграмме отразить положение электоральных центров некоторых сил на разных выборах. Соответственно относительные перемещения центров политической поддержки, показанные на диаграмме стрелками, наглядно характеризуют изменения настроений и отношений к политикам со стороны разных социально-демографических групп.

 

Выявлены две основные оси, на которые нанесены результаты голосования для других групп: "Трудовая Россия - Демвыбор России" и "НДР - ЛДПР". Для краткости и удобства изображения на диаграмме в некоторых случаях мы обозначаем основные политические силы фамилиями их лидеров. Так горизонтальную ось противостояния электората формируют "Анпилов - Гайдар", а вертикальную - "Черномырдин - Жириновский". Эти оси образуют плоскость, на правом фланге которой располагаются избиратели проповедников либерального рынка (правые радикалы), на левом фланге - защитники ортодоксальных идей коммунизма (левые радикалы), сверху располагаются избиратели, поддерживающие деятельность верхних и местных эшелонов власти, снизу - люди, не приемлющие действующую власть. На эту двухмерную плоскость нанесены проекции электоральных центров каждой из 46 партий. Неявка, голосование против всех, количество недействительных бюллетеней рассматривались как отдельные группы, т.е. своеобразные "партии".

Соседство блоков на диаграмме электорального "поля" отражает не столько близость их политических позиций, сколько общность их электората и, в чем-то, остроту борьбы за его голоса. При этом восприятие населением той или иной политической силы может существенно отличаться от представлений ее лидеров о собственном месте на политической арене страны или программных установок партии, оцененных экспертами-политологами. Подобные графические модели идеологических ориентаций по результатам классификации экспертами программных положений 36 партий, союзов и движений выполнены И.Г.Яковлевым (1998). Характерно, что оси, используемые для классификации политических сил этим автором (коммунизм-либерализм, централизм-национализм) практически совпали с теми, которые были получены нами чисто статистическими методами без всякого участия экспертов-социологов. Соответственно нашу классификацию электоральных групп (рис. 20) можно считать более объективной, поскольку она основана не на мнении столичных политологов, а на восприятии той или иной партии непосредственно населением.

 

Р и с . 20

Положение групп электората в соответствии со сходством и различием восприятия ими политических лидеров и движений

Р и с . 21

Положение социально-демографических групп в соответствии со сходством и резличием восприятия ими проблем социального мониторинга ВЦИОМ

Для обеспечения сопоставимости результаты первого тура президентских выборов наносились на эти же оси. Из десяти выдвинутых претендентов на президентский пост пять тесно связаны с движениями, выступившими на выборах декабря 1995 г. - Жириновский, Зюганов, Лебедь, Федоров, Явлинский. Ельцин, естественно, представлял интересы "партии власти", однако и для значительной части электората правых либералов он оставался реальным лидером. Поэтому положение Ельцина на декабрь 1995 г. было экстраполировано в точку между блоками Черномырдина и Гайдара, но примерно в два раза ближе к первому. Это позволило проследить эволюцию восприятия избирателями каждой представляемой этими кандидатами политической силы.

Графически образ этой эволюции представлен обозначением положения электоральных центров каждого кандидата в первом туре президентских выборов непосредственно на схеме электорального поля, существовавшего в декабре 1995 г. Для удобства анализа стрелками показано изменение их местоположения относительно результата, показанного на выборах в Государственную Думу. Кроме изменений положения основного электората кандидатов, на схеме показано перемещение точек, в которых отмечена максимальная неявка, голосование против всех и число недействительных бюллетеней.

 

Электоральные индикаторы социально-психологических типов поведения и экологической обеспокоенности.

Первое, на что мы хотим обратить внимание читателей, это то, как соотносятся друг с другом диаграммы социального и электорального "полей", построенные на совершенно разном фактическом материале (рис. 20-21). Принципиально близкими оказались оси, в которых осуществлялась классификация. Точки пенсионеры и старше 55 лет на социальном "поле" соответствуют точкам Анпилов и Зюганов на электоральном "поле". Им противостоят точка высшее образование социального "поля" и точки Гайдар, Яблоко на электоральной диаграмме. То, что политические предпочтения указанных групп имеют именно эти центры притяжения, не требует особых доказательств. Расположение электорального центра партии власти и ее лидера на выборах в Думу (точка Черномырдин) почти точно совпало с положением точки руководители на социальном "поле". Соответственно, наибольшее недовольство властью, характерное для электората ЛДПР, оказалось в точке, аналогичной положению населения с низкими доходами на социальном "поле". Отчетливые параллели в графических образах социальной и политической дифференциации общества подтверждают обоснованность использования электоральной статистики как совокупности индикаторов для гораздо более широкого круга социальных процессов и феноменов.

В предыдущих главах при исследовании религиозности населения было констатировано ее большое значение в современной России в качестве средства поддержания устойчивости общества, необходимого социального конформизма. Положение блока христианских демократов в целом совпадает с положением в социальном поле наиболее религиозных групп населения, среди которых в России доминируют православные христиане. Однако нельзя оставить без внимания положение сторонников мусульманского блока НУР в той части диаграммы, где на социальном поле расположены наиболее деятельные группы населения. Это можно рассматривать как подтверждение большей активности сторонников ислама, в том числе из-за конфликта в Чечне.

Необходимо обратить внимание на принципиально общее положение групп населения, в наибольшей степени разделяющих традиционное религиозное мировоззрение - и поддержку ортодоксальных коммунистических групп, которое не кажется нам случайным. Корреляционный анализ показал хорошую согласованность социальных профилей религиозного населения, не разделяющего экологической обеспокоенности, и сторонников коммунистов, что подтверждается высокой положительной корреляцией (+0.71). Скорее всего, в этой согласованности проявляется более общее свойство социально-психологического типа людей, которые предпочитают традиционные формы поведения, избавляющие их от необходимости каждый раз обдумывать ситуацию и принимать решения. Причем, как мы видим, это свойство является более общим, нежели конкретное идеологическое воплощение, поскольку может проявляться как в религиозной идеологии, так и в идеологии тех, кто 70 лет боролся с религией. Характерно, что типы социального профиля сторонников КПРФ и людей, совмещающих экологическое беспокойство с материалистичностью мировосприятия, в значительной степени противоположны (отрицательная корреляция -0.72).

Сходство размещения разных социальных феноменов на электоральной и социальной схемах не говорит о столь же однозначном соседстве в сознании конкретного человека, хотя и не исключает этого. Обнаруженные социальные факты однозначны лишь в том, что религиозность и поддержка коммунистов выражаются однотипной социально-психологической группой людей, хотя, возможно, ее разными членами. В пользу последнего предположения говорит тот факт, что специальные исследования отношения к КПРФ обнаружило в старших возрастных группах наиболее резкий раскол мнений (С.И.Васильцов и др., 1998). В любом случае этот социально-психологический тип поведения основан на согласии значительной части общества с приемлемостью традиционных образцов деятельности. Это окончательная точка на пути любой социальной идеи - стадия, когда необходимость того или иного действия уже не обдумывается, а принимается на уровне данности. Для экологов именно эта стадия является целью и пока недостигнутым результатом. Сохранение живой природы станет общим делом, когда оно войдет в хозяйственно-бытовую традицию конформистской части населения, а любое действие, разрушающее природу, будет восприниматься этими людьми как опасный шаг. Не только альпинисты Гринпис на здании Минатома, не только голые девушки с плакатами против промысла пушных животных, а бойкие старушки и умудренные жизнью пенсионеры, перекапывающие огородные участки в поймах рек, должны иметь внутренние барьеры неприятия природоразрушающей агрессии.

Здесь, наверное, необходимо завершить процесс сопоставления тех графических моделей, которые использовались для образного изображения структуры российского общества в разных частях книги. Речь идет о соответствии между социальным и электоральным "полями", с одной стороны, и пирамидами "конформизм-социальное ядро-деятели", с другой. На диаграммах (рис. 22-23) схематично изображено это соответствие. При этом деятельная пирамида в координатах "полей" как бы наклонена вправо, конформистский фундамент общества расположен в левом нижнем углу, а деятельная вершина - в правом верхнем.

 

Р и с . 22-23

Схема соответствия графических образов пирамиды социально-психологических типов населения и электорального "поля"

Схема соответствия графических образов пирамиды социально-психологических типов населения и социального "поля"

Мы не ставили перед собой задачи политического анализа итогов выборов, в первую очередь нам необходимо понимание самой природы "выбора", осуществляемого людьми разных психологических складов, активности или мировоззрения. С этих позиций мы можем констатировать, что деятельно активные группы населения действительно более равнодушны к участию в голосовании, о чем говорит соответствие точки "неявка" электорального "поля" той части социального "поля", в которой располагаются более деятельные социальные группы. Положение точки "голосующих ногами", на выборах Президента сместилось в сторону сил, противостоящих власти. Это было вызвано активизацией "партии начальников" - региональных элит - и связанных с ними кругов. Среди деятельного населения крупных городов, занятого в частном секторе, но не связанного с властью, увеличения явки на выборы не произошло. Наличие крена неявки вправо свидетельствует о том, что ранее не голосовавшие сторонники левых во властной элите активизировались более организованно, чем сторонники правых. Кампанию "Голосуй или проиграешь" оплачивал штаб Ельцина, а больший политический результат в первом туре получили его оппоненты слева. В этом еще одно свидетельство непредсказуемости выбора у деятельной части населения. Слишком индивидуальны все их решения, в том числе и политические.

В первом туре президентских выборов произошел сдвиг влево электората Зюганова по сравнению с электоратом КПРФ на думских выборах. Это стало следствием предвыборной коалиции с крайними коммунистическими группами. Однако весьма интересным является одновременное приближение центра поддержки Зюганова к "партии власти". Похоже, что лидеры отдельных региональных элит в достаточно явном виде обозначили свое желание превратиться в первых секретарей обкомов.

Можно утверждать, что действующему Президенту для завоевания дополнительных голосов пришлось пожертвовать частью поддержки партии региональных элит (или же часть региональных элит решила пожертвовать Ельциным). Однако в обмен были получены более многочисленные голоса в центральной и правой частях политического спектра. На социальном "поле" в этой части диаграммы располагаются группы специалистов, люди, имеющие высшее образование и высокие доходы.

Гораздо более выраженным оказался дрейф вправо электората Лебедя. Показательно, что одновременно с этим усиливались позиции отставного генерала среди тех групп, которые располагаются в нижних секторах диаграммы - лиц с низкими доходами, безработных, жителей малых городов и рабочих поселков. Именно в этом направлении Лебедь увел значительную часть протестного электората, о чем свидетельствует противоположное перемещение точки "против всех". Изменение позиции Жириновского по сравнению с декабрем 1995 г. отражает потерю части избирателей из числа наиболее приемлющих рыночные реформы. Эта группа голосов также отошла к Лебедю и, соответственно, у Жириновского осталась преимущественно левая часть электората.

Совместное действие со стороны Ельцина и Лебедя определило эволюцию электората Явлинского. Лебедь отнял у него крайний правый фланг избирателей, недовольных действующей властью, а Ельцин оттянул голоса в центре. Совместное действие этих двух процессов, вопреки желаниям Явлинского, оставило ему лишь очень малочисленную часть электората, которая в социальном "поле" находится в правом верхнем углу. Эта группа отличается максимумом индивидуализма (почти нонконформизмом - желанием действовать против воли большинства) в сочетании с высокой активностью.

На обсуждении социально-психологического типа россиян, голосующих за "Яблоко", надо остановиться подробней, поскольку именно к этому типу наиболее близки те группы населения, которые выражают наибольшее беспокойство состоянием природной среды. Высокое сходство социального профиля голосующих за "Яблоко" и обеспокоенных состоянием природной среды, близость их позиций в социальном и электоральном поле позволяет использовать результаты "Яблока" в качестве "маркера" для дополнительного исследования феномена экологической обеспокоенности. Подчеркнем, что речь идет не об отождествлении экологических взглядов и поддержки "Яблока", а о сходстве социально-психологическом. Характерно, что именно к этому типу относятся люди, поддержавшие на выборах М. Горбачева, который переживает закат политической карьеры в качестве лидера международной экологизированой организации "Зеленый Крест".

Факт узости социального слоя, в котором экологические беспокойства доминируют над другими проблемами, уже был установлен нами. В главе, посвященной анализу пирамиды проблем, наблюдаемых при социальном мониторинге ВЦИОМ, подобное превышение было отмечено лишь для учащихся, молодежи в возрасте до 24 лет и жителей Москвы (цв. рис. 3). С этих позиций результаты "Яблока" на выборах (от 6.9 до 8.4%) весьма близки к оценкам потенциала экологического движения (6.2-8.3%), сделанным А.А.Овсянниковым (1999).

Электорат "Яблока" от сторонников других политических сил отличают резкие различия уровня поддержки в разных группах населения. Статистическим признаком социальной неоднородности является высокая вариация поддержки в разных социальных группах. У "Яблока" и Явлинского этот показатель составляет 0.51, тогда как у КПРФ и Зюганова - 0.32 , у Ельцина и партии власти - 0.33, у ЛДПР и Жириновского 0.44. При исследовании аналогичного показателя для социального профиля экологически обеспокоенного населения столь значительной вариации между разными слоями отмечено не было. Однако мы склонны больше доверять аналогии с социально-психологическим типом населения, поддерживающего "Яблоко". Дело в том, что результат социального мониторинга экологических беспокойств получен на достаточно общей формулировке - "Беспокоит ли Вас ухудшение состояние окружающей среды?" Понятно, что ухудшение мало кому нравится, поэтому уровень экологических беспокойств при подобной формулировке заведомо завышен. Во второй главе нами было показано, что при переходе к более конкретным суждениям вариация между группами существенно возрастала (см. пирамиду экологических беспокойств - рис. 10 во 2-й главе). Таким образом, есть достаточное количество признаков того, что и поддержка движения "Яблоко", и экологическая обеспокоенность опираются на слои населения, близкие по социально-психологическому типу, отличительным признаком которых является узкая социальная локализация. Проще говоря, и у "Яблока", и у экологов есть группы устойчивых сторонников и столь же устойчивых противников. Если для политического движения подобная ситуация вполне отвечает логике политической борьбы, то для защитников природы сознательное или неосознанное противостояние к значительной части населения - факт очень тревожный.

А.В. Яблоков

Сторонники (Яблоков) понятны, а вот противники не раскрыты. Говорить, что противниками экологов является значительная часть населения, странновато и не особенно совпадает с приведенными в сводке фактами...

Другим свойством, которое, судя по статистическим взаимосвязям, объединяет экологическую обеспокоенность и поддержку "Яблока", является отсутствие значительных колебаний по годам. В опросах ВЦИОМ амплитуда колебаний экологической тревожности лишь немного ниже варьирования других беспокойств. Однако и здесь причина скорей всего в недостаточной чувствительности используемой в мониторинге общей формы вопросов. Результаты выборов, являющиеся более массовыми и в силу этого статистически надежными индикаторами, показывают, что у категорий населения, поддерживающих партию власти и Бориса Ельцина, система взглядов более изменчива - вариация по годам составляет 0.32, для взглядов поддерживающих КПРФ и Геннадия Зюганова - 0.24, а для групп, поддерживающих "Яблоко" и Григория Явлинского, еще менее характерны изменения взглядов - вариация по годам равна 0.22. Скорее всего эта же закономерность характерна и для экологических беспокойств как социального феномена, свойственного преимущественно тому же социально-психологическому типу людей.

 

Политический выбор, деятельная активность и индивидуализм взглядов.

Сравнение распространенности разных типов мировоззрения с электоральным поведением отдельных социальных групп и населения регионов подтвердило на статистически более надежном материале некоторые ранее сделанные выводы. Для экологического мировоззрения россиян характерны признаки развития по пути молодой идеологической установки, своеобразной "религии". Осознание экологической опасности уже обрело объединяющую идеологическую схему и за счет этого отделилось от хаотичного брожения, свойственного индивидуальной деятельной активности. Признаком этого является заметное повышение многолетней устойчивости экологических взглядов населения и их распространенность среди того же социально-психологического типа людей, которые год от года мало меняют свои политические пристрастия. Наиболее выражен процесс укоренения экологических взглядов в идеологический фундамент сознания среди людей, считающих себя религиозными и одновременно разделяющими экологическую обеспокоенность.

Другой особенностью, которая нашла подтверждение в статистических связях с электоральными процессами, является социальная и географическая локализация твердых экологических убеждений. При этом деятельно активные материалисты, сторонники экологического мировоззрения, представлены в тех социальных группах, которые реже противопоставляют свое мнение позиции большинства населения. Это проявляется в слабой корреляции (+0.54) со значениями на вертикальной оси социального "поля". Напротив, экологи, считающие себя религиозными людьми, чаще других представлены именно в тех социальных группах, которые противопоставляют свои взгляды и решения мнению большинства населения (цв. рис. 29-30). Из всех исследованных нами феноменов сочетание религиозности и экологической обеспокоенности имеет самую высокую корреляцию с региональным распределением индивидуализма, сосредоточенного в столичных и управляющих центрах страны (+0.92).

Для носителей экологической идеологии проблема духовной и культурной децентрализации является чрезвычайно актуальной не только в пространстве, но и в сознании. "Духовную и культурную децентрализацию России, которая совершенно неизбежна для нашего национального здоровья, нельзя понимать как чисто внешнее пространственное движение от столичных центров к глухим провинциям. Это прежде всего внутреннее движение, повышение сознания и рост соборной национальной энергии в каждом русском человеке по всей земле Русской... Истинный центр всегда может быть обретен лишь внутри человека, а не вне его. И вся народная русская земля есть лишь глубинный слой каждого русского человека, а не вне его и вдали лежащая обетованная земля. Истинный центр не в столице и не в провинции, а в глубине всякой личности" (Н.А.Бердяев, 1990 стр. 66).

Локализация идейных носителей экологических взглядов в столичных и управляющих центрах, а также среди групп, отличающихся индивидуализмом убеждений, принципиально осложняет формирование экологической политики. Чтобы экологи могли осуществлять необходимые преобразования в обществе, они должны иметь достаточное влияние на власть, в том числе и непосредственно в ней участвовать. Путь во власть лежит через выбор избирателей, который формируется в сознании или подсознании. В любом случае, из двух групп экологов большее общественное внимание привлекают те, кто более сосредоточен на сфере сознания, в нашем случае - носители идеологической компоненты экологического движения - "экотеисты". При этом социальная узость и отчетливая связь представителей этой группы с носителями индивидуализма поведения автоматически переносится в общественном сознании на всю экологическую проблематику. Возникает отчетливая опасность противопоставления экологов всему остальному обществу. Этот социальный факт представляется нам наиболее серьезным препятствием на пути формирования действенной экологической политики официальной власти России. Похоже, что сейчас провален именно идеологической фланг борьбы за экологизацию жизни в России.

А.В. Яблоков

Я считаю себя идейным сторонником зеленых убеждений, но никак не могу согласиться, что я индивидуалист. И все экологи, которых я знаю, в подавляющем своем большинстве не индивидуалисты. Тут что-то не так в методологии выявления этой тенденции (может, неправильно определяли сторонников зеленых или индивидуалистов).

Меньший индивидуализм поведения - в тех социальных группах, которые чаще других включают экологов-материалистов, и их принципиально более высокая деятельная активность дают информацию о путях формирования политически более перспективного направления действий. Массовость и поддержка связаны с образом основательности, а не с проявлениями "зеленой" истерии. Именно вокруг практиков природоохранной работы - технологов, добившихся серьезного улучшения эколого-экономических показателей работы предприятий; мэров, сочетающих развитие города и сохранение его зеленого покрова; лесничих леспромхозов, начавших экологическую сертификацию древесины, и надо строить модели поведения, которым, более вероятно, последует в будущем конформистская часть общества. "Зеленый" экстремизм может быть уместен в столицах, где есть достаточная аудитория индивидуалистов. Для основной же части общества нужны идеи согласия. При этом близость социального спектра обеспокоенных состоянием природы и отдельных политических сил категорически нельзя слепо копировать выбор политических партнеров "зеленого" движения. Приемлемые идеи надо нести даже политическим оппонентам, поскольку они не всегда оппоненты в отношении к природе страны.

 

Приоритеты властей после выборов - взгляд сквозь призму приоритетов населения.

Формирование экологической политики осуществляется управленческим активом страны в основном не в ходе выборов, а в периоды между ними. Поэтому анализ экологических беспокойств народа был дополнен исследованием механизмов их трансформации в действия наиболее активной части населения России - членов её властных структур.

Методическое примечание. В качестве представителей группы деятельно активных россиян избраны члены высшего руководства страны, составляющие ядро федерального уровня законодательной и исполнительной власти России. В качестве индикатора интересов и взглядов этой группы взята их основная "продукция" - весь корпус законов, постановлений, указов и иных правовых актов за период с 1994 по 1997 гг. Для исследования структуры интересов и представлений власти было осуществлено распределение выданной ею "на гора" законодательной продукции по основным группам проблем общественной жизни. Для этого проведен контент-анализ текстов названий всех законодательных актов, принятых Государственной Думой, Президентом и Правительством России в период с 1994 по 1997 г. Источником информации об активности федеральной власти в целом и по природоохранному регулированию в частности были данные CD-сборника законодательных актов "Законодательство в России" (изд-во "Элекс", 1998, январь.). За это время было принято 28 208 законодательных актов.

 

 

 

 

Р и с . 24

Внимание законодателя (в %) к различным проблемам и сферам деятельности (сводная за 1994 - 1997 год)

(пояснения в конце таблицы)

ИТОГО

Управ-ление, финан-сы, власть

Дети, под-ростки, студен-ты

Пенсио-неры, домо-хозяйки безработные

Культу-ра образо-вание, наука, религия

Сред-ства массо-вой инфор-мации

Армия, мили-ция, безопасность

Меди-цина, комму-нальное хозяй-ство, торговля

Транс-порт, связь

Обраба-тывающая промы-шлен-ность,

строите-льство

Метал-лургия,

энерге-тика, добыча сырья

Лесная отрасль

Сельское хозяйство

Рыбное хозяй-ство

Про-мысловое хозяйство

Экология

7.05

40.94

0.00

0.00

5.33

0.00

10.67

1.33

8.00

20.00

13.33

24.00

4.00

13.33

0.00

1

Образ.культ.наук

3.73

13.98

3.75

0.00

78.75

1.25

10.00

0.00

1.25

1.25

0.00

0.00

3.75

0.00

0.00

Занятость

2.24

60.32

9.60

31.20

16.00

3.20

9.60

5.60

12.80

5.60

1.60

0.80

2.40

0.00

1.60

9

Геополитика

28.53

41.84

0.00

1.53

14.03

1.28

26.02

14.54

21.94

8.42

6.89

0.77

3.32

1.28

0.00

Власть

15.38

60.86

5.84

7.30

27.01

19.71

9.49

2.92

6.57

5.84

4.38

1.46

8.03

0.00

1.46

9

Здоровье

4.61

56.60

8.33

2.08

2.08

2.08

6.25

37.50

4.17

8.33

10.42

0.00

18.75

0.00

0.00

Уровень жизни

12.74

60.32

9.60

31.20

16.00

3.20

9.60

5.60

12.80

5.60

1.60

0.80

2.40

0.00

1.60

4

Нац.отношения

7.53

68.93

0.00

3.13

21.88

9.38

3.13

0.00

21.88

6.25

18.75

0.00

15.63

0.00

0.00

Соц.справедливость

8.33

74.49

8.00

42.00

6.00

4.00

30.00

0.00

4.00

4.00

0.00

0.00

2.00

0.00

0.00

Производство

7.85

18.37

0.00

0.00

9.38

0.00

8.75

6.88

8.13

24.38

10.63

3.75

23.75

3.13

1.25

Преступность

2.00

76.00

0.00

0.00

0.00

8.33

25.00

41.67

25.00

0.00

0.00

0.00

0.00

0.00

0.00

Итого 1994

100

57.60

1.79

4.85

15.68

3.79

14.68

10.21

14.34

12.44

11.16

2.40

6.64

1.62

0.39

Экология

6.87

48.75

0.00

0.00

1.22

0.00

2.44

7.32

3.66

13.41

25.61

15.85

10.98

15.85

3.66

1

Образ.культ.наука

2.26

9.23

10.17

0.00

50.85

1.69

16.95

10.17

3.39

0.00

0.00

1.69

5.08

0.00

0.00

Занятость

0.96

52.00

8.33

16.67

8.33

0.00

25.00

8.33

0.00

16.67

16.67

0.00

0.00

0.00

0.00

9

Геополитика

21.33

39.12

0.53

1.33

19.73

3.20

38.13

12.80

13.87

5.33

2.67

0.53

1.07

0.80

0.00

Власть

13.33

81.39

5.97

4.48

19.40

20.90

22.39

2.99

14.93

2.99

2.99

0.00

1.49

1.49

0.00

9

Здоровье

4.31

59.68

11.76

7.84

3.92

1.96

13.73

37.25

15.69

3.92

1.96

0.00

1.96

0.00

0.00

Уровень жизни

11.73

51.60

16.87

29.52

14.46

0.60

15.66

2.41

12.65

2.41

1.20

1.20

2.41

0.60

0.00

5

Нац.отношения

10.39

53.54

0.00

1.09

11.96

4.35

19.57

10.87

16.30

11.96

6.52

3.26

13.04

1.09

0.00

Соц.справедливость

14.15

86.80

24.07

24.07

3.70

5.56

29.63

5.56

5.56

0.00

1.85

0.00

0.00

0.00

0.00

Производство

11.93

14.61

0.00

0.00

17.79

4.03

7.05

6.38

11.41

19.80

9.40

2.01

19.80

1.68

0.67

Преступность

2.74

62.50

0.00

3.33

0.00

0.00

80.00

3.33

13.33

0.00

0.00

0.00

0.00

0.00

0.00

Итого 1995

100

60.68

2.94

3.87

12.73

2.45

27.13

9.75

14.59

8.67

8.37

1.52

5.68

1.91

0.39

Экология

5.38

56.88

0.00

0.00

5.32

0.00

9.57

5.32

15.96

17.02

13.83

11.70

13.83

3.19

4.26

1

Образ.культ.наука

1.47

21.43

3.64

5.45

27.27

0.00

49.09

3.64

1.82

7.27

0.00

0.00

1.82

0.00

0.00

9

Занятость

0.46

68.18

14.29

14.29

28.57

0.00

0.00

0.00

0.00

14.29

28.57

0.00

0.00

0.00

0.00

9

Геополитика

15.92

44.83

0.24

3.41

12.65

3.41

44.53

6.08

8.27

9.73

6.81

0.24

2.43

2.19

0.00

6

Власть

12.01

85.98

2.70

1.35

1.35

17.57

58.11

4.05

9.46

1.35

2.70

0.00

1.35

0.00

0.00

ИТОГО

Управ-ление, финан-сы, власть

Дети, под-ростки, студенты

Пенсио-неры, домо-хозяйки,без-работные

Культура образо-вание, наука, религия

Сред-ства массо-вой инфор-мации

Армия, мили-ция, безопасность

Меди-цина, комму-нальноехозяй-ство, торговля

Транс-порт, связь

Обраба-тыва.промышлен-ность,

строите-льство

Метал-лургия,

энерге-тика, добыча сырья

Лесная отрасль

Сельское хозяйс-тво

Рыбное хозяй-ство

Про-мысловое хозяйство

Здоровье

2.62

44.35

11.59

0.00

1.45

2.90

8.70

52.17

14.49

0.00

1.45

1.45

5.80

0.00

0.00

1

Уровень жизни

8.50

48.40

13.88

26.32

12.92

0.00

21.05

10.53

6.70

3.35

2.87

0.48

0.96

0.96

0.00

9

Нац.отношения

12.26

64.75

0.00

1.36

21.77

0.00

13.61

9.52

14.97

14.29

12.93

1.36

6.12

3.40

0.68

9

Соц.справедливость

18.37

91.57

13.70

23.29

6.85

0.00

50.68

1.37

0.00

2.74

0.00

0.00

1.37

0.00

0.00

6

Производство

18.65

12.61

0.00

0.13

15.59

5.28

9.41

14.05

11.98

18.56

11.08

0.52

10.18

2.58

0.64

Преступность

4.35

77.18

0.00

0.00

0.00

2.13

89.36

2.13

6.38

0.00

0.00

0.00

0.00

0.00

0.00

Итого 1996

100

61.13

1.57

2.73

9.67

2.22

40.49

9.41

9.92

9.86

7.47

0.70

4.44

1.24

0.28

Экология

7.09

39.57

0.00

0.00

2.16

0.72

7.19

9.35

15.11

16.55

24.46

10.79

6.47

5.04

2.16

1

Образ.культ.наука

2.32

12.79

5.33

0.00

28.00

0.00

21.33

26.67

2.67

4.00

6.67

0.00

5.33

0.00

0.00

Занятость

0.78

16.67

0.00

5.00

10.00

20.00

0.00

5.00

5.00

10.00

40.00

0.00

5.00

0.00

0.00

9

Геополитика

17.88

44.44

0.27

1.37

13.15

2.19

38.36

7.67

15.89

11.51

3.84

0.00

3.29

2.19

0.27

Власть

9.74

84.71

0.00

0.00

3.85

19.23

53.85

3.85

1.92

1.92

15.38

0.00

0.00

0.00

0.00

9

Здоровье

2.08

28.57

16.36

0.00

0.00

0.00

10.91

43.64

14.55

7.27

0.00

0.00

7.27

0.00

0.00

Уровень жизни

6.04

42.86

10.94

28.13

13.28

0.78

15.63

10.94

10.94

2.34

6.25

0.00

0.78

0.00

0.00

7

Нац.отношения

13.03

42.86

1.75

0.00

16.23

3.51

4.39

39.47

11.84

10.53

8.77

1.32

1.75

0.44

0.00

Соц.справедливость

23.38

94.76

17.78

28.89

0.00

4.44

35.56

4.44

2.22

2.22

4.44

0.00

0.00

0.00

0.00

Производство

15.37

11.58

0.00

0.00

14.48

2.38

7.54

18.85

11.31

15.48

12.70

3.57

11.71

1.39

0.60

Преступность

2.29

56.47

8.11

0.00

0.00

0.00

81.08

5.41

2.70

2.70

0.00

0.00

0.00

0.00

0.00

Итого 1997

100

55.42

1.13

1.57

8.91

1.60

41.09

12.15

9.11

9.22

8.96

1.24

4.12

0.70

0.21

Экология 94-97

6.45

46.94

0.00

0.00

3.33

0.26

7.44

6.41

11.54

16.67

20.00

14.62

8.72

8.46

2.56

Образ.куль.наук94-97

2.27

14.33

5.58

1.12

47.96

0.74

22.68

10.41

2.23

2.97

1.86

0.37

4.09

0.00

0.00

Занятость 94-97

0.98

53.97

5.17

13.79

12.07

8.62

17.24

5.17

1.72

10.34

22.41

0.00

3.45

0.00

0.00

Геополитика 94-97

19.85

42.68

0.26

1.94

14.84

2.53

36.81

10.24

14.91

8.75

5.12

0.39

2.53

1.62

0.06

Власть 94-97

12.29

79.09

4.24

4.24

16.06

19.39

30.00

3.33

8.18

3.64

5.45

0.61

3.94

0.30

0.61

Здоровье 94-97

3.19

53.02

14.44

2.67

2.14

2.14

11.76

51.87

14.97

5.35

3.74

0.53

9.63

0.00

0.00

Уровень жизни94-97

9.29

51.20

13.22

28.50

14.01

0.96

16.24

7.48

10.35

3.34

2.87

0.64

1.59

0.48

0.32

Нац.отношения94-97

11.22

55.33

0.80

0.80

17.43

3.01

9.82

22.85

14.23

11.62

10.22

1.60

6.01

1.40

0.20

Соц.справедли 94-97

17.02

90.47

15.77

28.83

4.50

3.15

37.84

2.70

2.70

2.25

1.35

0.00

0.90

0.00

0.00

Производство 94-97

14.42

13.23

0.00

0.06

15.07

3.74

8.40

13.46

11.33

18.41

11.22

1.96

13.52

2.13

0.69

Преступность 94-97

3.04

70.07

2.38

0.79

0.00

1.59

78.57

7.14

8.73

0.79

0.00

0.00

0.00

0.00

0.00

ИТОГО 1994-97

100

58.67

1.70

2.87

10.92

2.30

34.17

10.55

11.19

9.83

8.73

1.30

4.90

1.23

0.29

 

В приведенной таблице сведены результаты контент-анализа названий всех правовых актов федерального уровня, принятых с 1994 по 1997 гг. Показано распределение принятых законодательных актов по сферам деятельности (группам населения) и группам проблем. В столбце "Итого" приведено распределение принятых в течение каждого года актов по группам проблем. Группы проблем даются в порядке уменьшения сходства динамики внимания Законодателя с динамикой внимания к экологическим проблемам. В приведенном материале видно, что по восприятию Законодателем к экологии наиболее близки проблемы образования, культуры и науки, а наиболее удалены от них в приоритетах Законодателя проблемы производства и преступности.

Группировка законодательных актов по структуре населения, занятого в разных отраслях производства, в непроизводственной сфере или неработающего (дети и учащиеся, пенсионеры и инвалиды) полностью охватывает все население и не имеет перекрывающихся категорий. В качестве основы был взят Госкомстатовский рубрикатор, детализированный нами в той части, которая касалась занятости в отраслях, использующих биологические ресурсы. Так, были выделены в самостоятельные категории занятые в биоресурсных отраслях производства - в сельском, лесном, рыбном, промысловом хозяйствах. Остальные категории рассмотрены более укрупненно - занятые в сырьевом секторе (добыча ископаемых, энергетика, металлургия), обрабатывающем секторе (обрабатывающая промышленность, строительство), жизнеобеспечивающей инфраструктуре (коммунальное хозяйство, здравоохранение, торговля), коммуникациях (транспорт, связь), силовых структурах (армия, МВД и др.), в науке, образовании, культуре, занятые в управлении и, наконец, дети и не занятые в экономике взрослые (инвалиды, пенсионеры, безработные).

В строках приведенной таблицы дано распределение законодательных актов каждой предметной области, принятых в соответствующий период, по сферам деятельности (группам населения), т.е. строка показывает, в каких сферах деятельности Законодатель регулирует соответствующие аспекты (экологические, властные, социальной справедливости). В силу особого положения законодательства как элемента управленческой деятельности основная масса актов обычно относится к сфере управления. По этой причине для столбца "Управление .." приведено значение доли (%) актов от их общего числа. Для остальных строк доля законодательных актов дана в процентах от их общего числа минус акты, отнесенные к управлению.

Первой стадией этого исследования стало сравнение приоритетов основных проблем у властей и у населения. При сравнении было учтено, что в перечнях проблем имелись некоторые расхождения. Так, при анализе правовых актов в отдельные группы выделялись проблемы экологии и здоровья, которые в материалах ВЦИОМ можно сравнивать лишь с одним пунктом - обеспокоенностью ухудшением состояния окружающей среды (экология). Категорию власть, выделенную при анализе законодательства, в перечне проблем населения, видимо, можно сопоставлять с обеспокоенностью конфликтами властей и слабостью власти. Вопросы геополитики, которым много внимания уделяет законодатель, с интересами населения соприкасаются лишь в случаях обеспокоенности военными конфликтами. Наконец, для обеспокоенности населения нехваткой продуктов и ростом цен есть объединенный аналог в классификации законодательства - это вопросы уровня жизни.

Методическое примечание. Каждый документ на основании текста и контекста названия относился к одной или нескольким категориям проблем, на решение которых он был ориентирован. При этом группировка проблем была максимально приближена к перечню, использованному в ходе социального мониторинга ВЦИОМ. Кроме этого, документы классифицированы по их отраслевой направленности. Всю эту колоссальную работу проделал В.В.Артюхов.

Дальнейшая работа с материалом опиралась на тот же набор математических методов и статистических приемов, который использован при исследовании представлений населения. Для каждой проблемы была определена доля посвященных ей документов (в %). То же самое было проделано для сравнения внимания законодателя к разным отраслям и секторам общественной жизни. Сравнения по числу документов позволили оценить различия в объеме внимания законодателя к каждой проблеме, вычислить ранг каждой проблемы и сопоставить этот ранг с рангом внимания, которое уделяет население аналогичной проблеме. Сравнение внимания законодателя к разным проблемам в разные годы позволило определить тенденции в изменениях его представлений и, опять же, сопоставить их с изменениями взглядов населения на эти же проблемы. Расчет коэффициентов вариации для внимания законодателей к отдельным проблемам позволил определить сферы общественной жизни, которые пользуются устойчивым (во времени) вниманием законодателя, и сферы, внимание к которым колеблется с учетом конъюнктурных соображений.

 

 

Наличие близких в смысловом отношении оснований классификации проблем населения и власти позволяет их непосредственно сравнивать по приоритетам и тенденциям изменения. На приведенной диаграмме (рис. 25) каждая проблема населения сопоставлена с ее рангом у законодателя. Фундаментальные проблемы населения размещены внизу пирамиды и имеют большую ширину. Интенсивность цветовой закраски возрастает у тех проблем, значение которых в оценках населения возрастало (у светлых - снижалось) в последние 5 лет. С правой стороны для тех же проблем показано их значение в работе законодателя и изменение этого значения (рост - темные, снижение светлые тона).

Из диаграммы видно, что для проблем социальной справедливости и состояния производства ранг и направление динамики весьма близки в оценках законодателей и населения. Проблемы сохранения окружающей среды у населения и власти находятся на близких местах рангового списка, но у населения эта проблема постепенно вытесняется на второй план, а у законодателя внимание остается стабильным и даже с небольшой тенденцией к росту. Правда, если принять во внимание резкое сокращение доли законодательных актов по вопросам здоровья (с которым многие люди идентифицируют экологическую проблематику), то расхождение оценок населения и законодателя вообще можно считать несущественным. Проблемы уровня жизни постепенно уходят из сферы внимания власти, хотя у населения обеспокоенность нехваткой продуктов и ростом цен снижается еще быстрее. Но вот значение проблемы уровня жизни для населения пока еще более значительно, нежели для законодателя.

Р и с . 25

Сравнение иерархии проблем у населения и законодателей.

Население Законодатели

 

Национальные отношения

 

 

Военные конфликты, геополитика

 

 

Укрепление власти

 

 

Экология и здоровье

 

 

Культура

 

 

Занятость

 

 

Уровень жизни

 

 

Социальная справедливость

 

 

Производство

 

 

Преступность

 

Динамика внимания к проблеме:

снижается

 

 

 

неизменно

 

 

 

растет

 

 

 

 

 

 

 

 

 

Проблемы самоорганизации власти для населения непринципиальны, тогда как законодатели посвящают им значительную часть своей работы. Внимание к проблемам власти у населения также снижается быстрее, чем у законодателей. Проблемам кризиса культуры и морали население уделяет гораздо больше внимания, нежели это делает власть. Если же принять во внимание также различие в тенденциях, то можно говорить о существенных различиях в подходе власти и населения к этим аспектам общественной жизни.

Столь же существенным является расхождение позиций населения и власти в вопросах национальных отношений. Большой объем и высокие темпы принятия законов в этой сфере происходят на фоне низкого и снижающегося внимания к ним населения. Ситуация с преступностью крайне полярна: внимание законодателя к этой проблеме достаточно низкое, хотя и растущее; у населения совершенно иной взгляд на проблему роста числа уголовных преступлений. Эта проблема у населения имеет высокий ранг, но внимание к ней заметно ослабевает. Возможно, что законодатель в своей позиции ориентируется не столько на мнение населения, сколько на данные о фактическом уровне тяжкой преступности - динамика преступности гораздо больше соответствует активности принятия актов по этой проблеме. Наконец, самыми существенными являются расхождения приоритетов по вопросам занятости, которым власть уделяет гораздо меньше внимания, нежели население, а также по вопросам обороны страны и геополитики, на которых власть более сосредоточена, чем средний россиянин.

Е.С. Строев

Видимо, нельзя однозначно трактовать расхождения приоритетов власти и населения как недоработку властей. Расхождение может быть связано с тем, что руководители вынуждены смотреть дальше вперед. Безусловно, власть должна корректировать принимаемые решения в соответствии с насущными проблемами общества и страны. Однако подстраиваться под каждую газетную статью, пусть даже в самых массовых изданиях, не следует.

Это не означает, что власть не должна прислушиваться к тому, что общество считает актуальным в тот или иной момент. Но практическое дело можно делать только тогда, когда определены первичные задачи, разработаны программы их решения и принимаются реальные меры. А уж дело общества определить, какие задачи оно считает первоочередными, отдав свои голоса на выборах той политической силе, которая собирается их решать.

 

Значение проблем в оценке законодателей.

При исследовании системы взглядов населения была показана важность их (взглядов) устойчивости во времени и стабильности в разных социальных группах. Низкая вариация является признаком принадлежности проблемы к категории центральных, внимание к которым не связано с сиюминутной или корпоративной конъюнктурой. Используя данные об изменении внимания законодателя к проблемам в разные годы и распределении принимаемых правовых норм по разным отраслевым и демографическим группам, мы смогли решить задачу выделения тех сфер правовой деятельности, которые обладают признаками принадлежности к центру и периферии законотворческого процесса.

Так, наибольшее количество законов принято по проблемам геополитики и социальной справедливости, однако в обеих этих группах объем работы законодателя значительно колебался по годам. Кроме этого, принятые законы и постановления часто относились к ограниченной группе хозяйственных или общественных структур, за счет чего вариация по группам также возрастала. В итоге обе самые объемные группы законодательных актов имеют в общем средний показатель устойчивости и равномерности законодательного внимания, что не позволяет причислить их к проблемам первого круга.

Наиболее равномерно по разным общественным структурам распределены законодательные акты, регулирующие проблемы производства. Минимальной вариацией во времени отличалась подготовка правовых актов экологической направленности. Эти две группы проблем более других аспектов законотворческой деятельности имеют признаки стабильности внимания законодателя. Для производственных аспектов законотворчества подобная позиция выглядит вполне естественной. О причинах высокой устойчивости внимания власти к экологическим аспектам законотворчества можно сделать несколько предположений.

Высокая устойчивость (особенно во времени) характерна для фундаментальных убеждений. Не случайно у населения такими свойствами характеризуются категории религиозности и культуры. Наличие этих же свойств у экологического крыла законодателей может свидетельствовать об их принципиальной убежденности (на уровне веры) в необходимости своего дела. Этот факт определенно согласуется с обнаруженными во взглядах населения признаками превращения экологических беспокойств в идеологическую позицию. Эта особенность у законодателя выражена даже ярче, чем у среднего россиянина. К сожалению, столь же ярко выражена и узость слоя, который во властных структурах лоббирует природоохранное законодательство - проблемы экологии и природопользования затрагиваются в среднем лишь в 3.4% документов.

Наиболее существенно по степени устойчивости различается внимание населения и законодателей к вопросам занятости и преступности. Во взглядах населения обеспокоенность ростом безработицы и числа уголовных преступлений стабильно высока, а внимание законодателя к этим проблемам сильно меняется по годам, неравномерно распределено по секторам и незначительно по количеству принимаемых документов. Характерно, что вариация для случаев конкретного поиска дополнительной работы или совершения тяжких преступлений по годам и по социальным группам гораздо ближе к вариации реальной активности законодателя в этих вопросах. Можно высказать предположение, что, в отличие от законодателя, массовое сознание воспринимает проблемы безработицы и преступности, оперируя не столько фактами реальной жизни, сколько умозрительными схемами или даже мифами, в создании которых, наверное, ведущая роль принадлежит средствам массовой информации.

 

Исследование взаимного влияние населения и власти. - Кто заказывает экологическую политику?

В завершение можно исследовать сходство и различия динамики активности законодателей и обеспокоенности населения по разным проблемам. Сопоставлены три варианта: первый - без временных сдвигов, второй - со сдвигом динамики внимания населения на год позже относительно динамики у законодателя, третий - со сдвигом динамики внимания населения на год раньше. Временные сдвиги для определения взаимозависимостей в развитии разных наук или искусств друг от друга успешно использованы при исследовании феноменов российской культуры Е.Н.Роговым (1993).

Сдвиг динамики внимания у населения на один год позже определит гипотезу о влиянии позиции власти на взгляды населения. В сравнениях без сдвигов во времени проверена гипотеза о синхронности в изменениях взглядов населения и законодателя. В случае сдвига на год показателей динамики законодательной активности проверена гипотеза о влиянии позиций населения на активность власти. На основании всей совокупности сопоставлений можно дать оценку взаимодействиям взглядов населения и власти в разных сферах общественной жизни.

Методическое примечание. Простым и наглядным способом установления сходств и различий в динамике нескольких процессов является построение графиков. Более сложным вариантом исследования динамики нескольких процессов является их сравнение со сдвигом во времени друг относительно друга (обычно на 1 год вперед или назад). Этот вариант анализа позволяет обнаружить случаи высокого сходства процессов, зависимость которых имеет задержку во времени.

На приведенном примере видно, что процессы 1 и 2 развивались различно, но у процесса 1 имелось значительное сходство с процессом 3. При этом, если произвести сдвиг процесса 3 на один год назад, то сходство динамики будет практически полным. В этом случае можно говорить, что изменения, происходившие в развитии процесса 1, почти всегда предшествовали изменениям в развитии процесса 3.

 

 

 

Экология и здоровье. Внимание население и законодателя к проблемам сохранения окружающей среды меняется синхронно без сдвигов друг относительно друга. Если же рассматривать внимание законодателя к проблемам здоровья как своеобразное проявление экологической обеспокоенности, то можно обнаружить более высокую положительную корреляцию для варианта со сдвигом на год показателей обеспокоенности населения, что является признаком возможного влияния позиции власти на позицию населения, т.е. кампания информационной поддержки, сопровождающая принятие актов по охране здоровья, через год откликается подъемом внимания населения к проблемам экологии человека.

А.В. Яблоков

Нет доказательств, что позиция власти влияет, а не СМИ. Вывод не убедителен.

Регулирование экологических аспектов деятельности отличается большим числом актов в сфере производства, особенно в биоресурсных отраслях. Наиболее "экологизированным" является законодательство о лесной отрасли хозяйства. Интересно несоответствие высокого внимания законодателя к агро-экологическим аспектам жизни общества и низкого уровня обеспокоенности экологической проблематикой у жителей села наиболее аграрно освоенных южных районов страны. Похоже, что выделяемые на агро-экологию средства и усилия просто не доходят до места назначения, иначе бы проблеме уделялось больше внимания среди основной массы жителей сельских районов.

А.В. Яблоков

Вывод некорректен. Вполне можно представить, что потому и нет обеспокоенности, что благодаря большому финансированию все проблемы решены.

Минимальное количество экологических актов принято для групп общества, занятых в гуманитарных сферах деятельности (культура, образование, СМИ, воспитание детей и социальная защита неработающего населения), в армии и органах правопорядка. Фактически законодатель самоустранился от регулирования проблем экологического воспитания молодежи. Считать такое положение нормальным мы не можем, особенно в свете ранее сделанного вывода о наибольшей активности в сфере экологизации сознания тех групп населения, взгляды которых отличаются максимальным индивидуализмом и нонконформизмом к позиции большинства населения страны. Это может привести лишь к повышению влияния на молодежь "зеленого экстремизма", который противопоставляется приемлемым для основной части населения образцам поведения и заслоняет собой действительно пригодные для большинства модели аккуратного обращения с природой.

Почти так же, как и экологические правовые акты по группам отраслей и секторов, распределены документы, регулирующие производственную деятельность и занятость. Однако тенденции внимания законодателя к этим аспектам управления почти противоположны. Подъемы внимания к производству сопровождаются спадами внимания к природоохранному законодательству, что является свидетельством вытеснения усилиями заинтересованных лиц экологических аспектов производственными из общей для них предметной области. Кроме этого, отмечено, что увеличение числа экологических актов происходит на следующий год после подъема внимания населения к основным политическим силам (периоды выборов).

Хотя мы исследовали весьма узкий временной интервал (1993-1998 гг.), в нем весьма отчетливо проявилась последовательность взаимоотношений населения с властью в периоды от выборов до выборов. Внимание к экологии активизируется в периоды выборов и у населения, и у власти, в первый год после этого законодатели еще продолжают выполнять взятые на себя "обязательства". Население в этот момент уже больше внимания уделяет проблемам своей работы. Еще год спустя у населения на первые места выходит обеспокоенность безработицей и спадом производства. Соответственно власть стала принимать лишь минимум экологических законов и сосредоточилась на производственных аспектах управления и на занятости.

Культура, мораль, образование и наука. У населения и у власти динамика внимания к этой группе проблем имеет наибольшее сходство с динамикой внимания к проблемам экологии, т.е. население и власть воспринимают экологические аспекты жизни и проблемы культуры как взаимосвязанные или как проблемы с равным приоритетом. При этом внимание к проблемам культуры у законодателя и населения имеет максимальное сходство, если сдвинуть их друг относительно друга на один год. Подъемы внимания у законодателя происходят раньше, и лишь спустя год проблема привлекает основную часть населения. Такое соотношение является признаком первичности инициатив властных структур, стимулирующих привлечение к проблеме внимания населения.

Наибольшее количество правовых актов по проблемам культуры, образования и науки относится законодателем только к той группе населения, которая непосредственно занята в этих сферах. Для занятых в производстве вопросы культуры и образования практически не регулируются правовыми актами. Подчеркнем эту разницу. Динамика принятия правовых актов в сферах экологии и культуры одинакова, но относятся они к разным отраслям и секторам общественной жизни. Это отличает позицию законодателя от позиции населения, среди которого внимание к проблемам культуры проявляют те же социальные группы, которые обеспокоены состоянием среды.

Занятость, поиски дополнительной работы и безработица. Внимание законодателя к этому аспекту правового регулирования наиболее сильно связано с активностью населения в поисках дополнительных заработков (максимальная положительная корреляция). При этом максимум приходится на вариант сдвига данных по законодателю на год позже относительно данных по населению, т.е. законодатель в некоторой степени повышает свою активность под воздействием потребностей населения. Характерно, что максимумы активности законодателя в вопросах занятости приходятся также и на следующий год после обострения восприятия населением проблем роста цен, нехватки продуктов. Динамика активности принятия законов о занятости также имеет сходство с динамикой обеспокоенности населения спадом производства и готовности к протестам. Это свидетельствует о сознательной взаимоувязке работы законодателя с состоянием экономики и способностью населения отстаивать свои права.

Наибольшее количество актов по занятости принимается для сырьевого сектора экономики. Безусловно, здесь лидируют угледобытчики. Сходный расклад по отраслям имеет регулирование вопросов социальной справедливости и уровня жизни. Все это наглядные свидетельства суеты властей вокруг проблем российских шахтеров. При этом тип динамики принятия законов о занятости весьма сходен с динамикой принятия актов по проблемам культуры и образования, а вовсе не с динамикой регулирования производства. Это позволяет предполагать, что занятость (точнее незанятость) воспринимается властью как гуманитарная проблема.

Население воспринимает проблему роста безработицы иначе, нежели проблему поиска дополнительного заработка. И динамика, и социальная структура этих двух аспектов трудоустройства различны. Рост безработицы в большей степени беспокоит социально пассивные слои населения, а более активные вместо опасений и переживаний подыскивают себе второе место работы. Наиболее активно вторую работу ищут в периоды высокой обеспокоенности ростом цен. А вот внимание людей к росту безработицы согласуется с динамикой обеспокоенности социальной несправедливостью и активностью голосования за коммунистов на общероссийских выборах.

Геополитика и военные конфликты. Внимание законодателя к этим проблемам не влияет на внимание к ним населения. Скорее наоборот, небольшая отрицательная корреляция указывает на ослабление внимания населения к этим проблемам через год после активной геополитической работы законодателей. У властей внимание к проблемам геополитики имеет больше сходства с активностью регулирования гуманитарных аспектов жизни общества (культуры, науки, занятости), тогда как у населения динамика больше соответствует вниманию к проблемам спада производства и социальным протестам.

Власть, слабость и конфликты. Совершенно отчетливо проявляется опережающий характер подъемов внимания к проблемам власти у законодателя. Через год после такой активизации наблюдаются обострения беспокойства населения слабостью и конфликтностью властей. Таким образом, внимание населения к управлению страной является зависимым от активности обсуждения этой проблемы властями.

Уровень жизни, рост цен и нехватка продуктов. Внимание к этим проблемам у законодателя и у населения меняется абсолютно синхронно. Можно говорить о быстрой и адекватной реакции законодателя на обострение или снятие остроты этих проблем у населения. Наиболее сходной тенденцией у законодателя характеризуется внимание к проблемам здоровья. У населения синхронно с подъемами и спадами внимания властей к уровню жизни происходят подъемы и спады активности поисков дополнительной работы, политической поддержки ЛДПР, обеспокоенности ростом преступности.

Социальная несправедливость. Внимание законодателя к этой проблеме меняется синхронно с изменениями внимания населения. Наибольшим сходством у власти характеризуется динамика внимания к проблемам национальных отношений и производства. У населения наиболее близкий ход восприятия отмечен в отношении политической поддержки коммунистов и обеспокоенности проблемами безработицы.

Национальные отношения. Динамика внимания законодателя к этой проблеме характеризуется запаздывающей на год обратной связью с изменением позиции населения. Спад внимания в российском обществе сопровождается подъемом активности законодателя год спустя. Динамика принятия законов о национальных отношениях сходна с динамикой регулирования проблем производства и социальной справедливости. Это сходство позволяет предполагать, что законодатель ассоциирует решение проблем национальных окраин с развитием в них производства и социальной поддержкой населения. Внимание, которое в законодательстве по национальным проблемам уделено промысловым отраслям, свидетельствует об ориентации этого блока законов на проблемы малых народов Севера. Похоже, что население, говоря о национальных отношениях, имеет в виду главным образом отношения между русскими и кавказцами, а государство - развитие северных (а вовсе не южных) окраин. В результате и складывается столь необычная динамика, когда подъем внимания у населения в 1995 г. (война в Чечне) завершается спадом государственного внимания к национальным отношениям (проблемам малых народов Севера).

Состояние производства. Интенсивность законодательного регулирования производственных аспектов жизни общества имеет весьма слабую положительную связь с изменениями обеспокоенности населения экономическим спадом, происходящими в тот же год.

Преступность. Внимание законодателя к проблемам преступности характеризуется запаздывающей на год обратной связью с позицией населения. Год спустя после спада обеспокоенности у населения происходит подъем в законодательном регулировании проблемы. Аналогичный тип взаимосвязи беспокойств населения и активности законодателя был отмечен для проблемы национальных отношений. Похоже, что обе инверсии имеют общее происхождение, связанное с кризисом в Чечне. В 1995 г. население как бы перебросило часть своих беспокойств с преступности на национальные отношения, а вот власть в 1996 г. проделала обратную операцию, ослабила внимание к национальной политике (в первую очередь к малым народам Севера) и сконцентрировалась на борьбе с преступностью, под маркой которой осуществлялись и операции в Чечне.

 

Некоторые итоги.

Итак, многие специфические особенности избирательного поведения можно использовать в качестве индикаторов социально-психологических типов поведения и деятельной активности населения. Для этого эмпирически установлены взаимосвязи разных сочетаний голосования со взглядами людей и их мировоззренческих позиций. Разные сочетания голосований способны служить показателями уровня агрессивности людей, в том числе в их отношении к природе, высокой уверенности в себе, социального конформизма поведения, ориентированного на закрепленные в традициях образцы действия.

Распределение электоральных индикаторов конформизма сопоставлено с уровнем экологической обеспокоенности в регионах и социально-демографических группах, подтверждено кардинальное различие между сторонниками традиционных форм поведения и носителями идеологии охраны природы. Это позволило сделать вывод о недостаточной распространенности в российском обществе деятельных образцов бережного отношения к природе, закрепленных в элементах повседневной хозяйственно-бытовой культуры. Группы защитников природы, более других находящиеся на виду у общества, отличаются индивидуализмом взглядов и образцов поведения, что оказывает существенное влияние на формирование политического имиджа экологического движения, чему соответствуют электоральные индикаторы (голосование за правых радикалов).

Индивидуализм активных носителей идей охраны природы сопряжен с их высокой убежденностью, которая проявляется в устойчивости их взглядов и политических предпочтений. Этот тип стабильности отличен от устойчивости проявлений социального конформизма. Сторонники традиций считают приемлемым некоторый ограниченный набор моделей поведения, известных им деятельных примеров, обычно имеющих исторически значимый возраст. Носители экологических идей и их электоральные "маркеры" могут быть сторонниками принципиально разных позиций, при этом убежденность индивидуалиста может быть основана на идеях, неизвестных большинству: моделях поведения, заимствованных из других обществ и другого образа жизни, или вообще рожденных усилием ума.

Здесь необходимо отметить весьма оригинальную особенность. Основная масса представителей власти входит в группу, которая на схеме социального "поля" лежит в точке руководители. Убежденность, индивидуализм и деятельная активность характерны для большинства идущих во власть, в том числе для тех, кого поддерживают сторонники традиций и носители социального конформизма. Убежденные деятели формируют политику власти, в том числе и экологическую; они в разной степени проявляют перечисленные свойства, независимо от того, какой тип избирателей их поддерживает.

Сравнение показало, что население и власть, этим населением сформированная, имеют весьма разные взгляды на основные проблемы. Расхождения между народом и его лидерами могут быть связаны с тем, что власть призвана смотреть дальше вперед. С этой стороны, простое сравнение отношения к экологическим проблемам у власти и населения не позволило сделать однозначных выводов. Не было обнаружено ни резких различий приоритетов, ни четкой зависимости позиций населения или власти друг от друга. Лишь очень осторожно можно говорить о признаках подъема внимания к проблеме экологии человека у населения под воздействием внимания законодателей. Однако эта связь не столь очевидна, как это характерно для некоторых других проблем. Вот что выраженно очень ярко, так это признаки высокой идеологической убежденности законодателей, лоббирующих экологические акты. Поскольку во власти и без того, по определению, присутствуют только деятельные индивидуалисты, то можно ожидать, что для экологической политики в России должна быть характерна гипертрофия идейных обоснований. А вот соответствуют ли объективному состоянию живой природы выбранные властью приоритеты и предлагаемые деятельным активом страны пути решения проблем живой природы - еще надо разбираться.

Глава 5

Изготовление наклеек Киев, полиграфическая компания | Плакаты Киев, московские типографии