Глава 3

Деятельная активность населения России

Краткое содержание главы.

Поставлена задача исследования деятельной активности населения России, которая определяет специфику отношений к природе у разных социальных и мировоззренческих групп населения. Индивидуальная деятельная активность противопоставлена социальному конформизму поведения людей. Сформулирована необходимость их гармонии как условия сочетания в обществе способности к развитию с запасом социальной стабильности. Обоснована возможность анализа особенностей деятельной активности не только на материалах социологических опросов, но и на данных о демографических и социальных процессах. Эта возможность проиллюстрирована примерами исследования структуры смертности. На основании эмпирического опыта подобраны социально-демографические и электоральные индикаторы деятельной активности населения отдельных регионов страны. Проведено моделирование способности значительной части населения в разных социальных группах ставить собственные цели и достигать их. Средние уровни деятельной активности сопоставлены с готовностью к социальным протестам и поиску дополнительной работы. На основании сравнений выявлены специфические особенности поведения, в том числе имеющие значение для организации природоохранной работы с разными группами. Для основных социально-демографических групп населения проведено детальное сопоставление индивидуальной активности и разных мировоззренческих систем. Показана противоречивая роль активности личности, которая в одних случаях повышает агрессивность отношения к природе, в других обеспечивает деятельную поддержку природоохранных усилий. Исследована взаимосвязь уровня деятельной активности и неустойчивости взглядов населения. Показано, что для большинства деятельного населения страны характерна изменчивость взглядов как форма адаптации к меняющимся социальным и политическим условиям. Эта особенность является важным фактором организации пропаганды, в том числе для достижения экологических целей политическими средствами.

Н.Г. Алексеев

Хочется подчеркнуть, что в этой главе фактически идет критика базовой модели (частично и методики сбора социологических данных), т.е. ее недостаточности, местами и противоречивости собираемому эмпирическому материалу. Основная причина этого мною была названа в примечаниях ко второй главе, особенно в замечании относительно баланса (дисбаланса) исследования и проектирования.

От мировоззрения к энергии действия.

Религиозность и экологическая убежденность в части своих проявлений выступают как "дружественные" мировоззренческие позиции, в ряде случаев полностью пересекающиеся. Гораздо сложнее и менее однозначны взаимоотношения таких социальных феноменов, как экологическая и деятельная активность населения. Способность к социальным поступкам конкретного человека или группы населения определяется их энергетическим потенциалом, который Л.Н.Гумилев (1990) назвал пассионарностью. Сам автор этого термина определял его как "наличие у некоторых индивидов необоримого внутреннего стремления к целенаправленной деятельности, всегда связанной с изменением окружения, общественного или природного, причем достижение намеченной цели, часто иллюзорной или губительной для самого субъекта, представляется ему ценнее даже собственной жизни".

Для явлений близкого круга в западной социологии более употребительны понятия девиации - поведения, нарушающего нормы, принятые в обществе (Н. Смелзер, 1994; R.Merton, 1957). Девиация с трудом поддается определению, что связано с многообразием как её проявлений, так и социальных ожиданий и норм, которые часто представляются спорными. В обществе святых, напоминающем образцовый монастырь, "проступки, которые кажутся незначительными рядовому мирянину, могут произвести среди них такой скандал, какой обычно вызывает преступление среди ординарных людей" (Э.Дюркгейм, 1991 с.38). Важно, что как разновидность девиации рассматривают нарушение норм не только между людьми, но и в отношении к природе. Это демонстрирует наличие общих черт между понятиями пассионарности, активности и девиации, разделение которых на современном уровне социологии затруднено.

Мы не ставили перед собой задачи развития взглядов и теоретических построений Л.Гумилева или западных социологов. В большей степени нас привлекает возможность исследовать социальные факты современной российской действительности средствами предложенных ими гипотез, удобных для систематизации материалов об активности отдельных групп населения. Мы предполагаем, что исследуем энергетику личности более низких уровней, нежели та, что способна приводить в движение народы и формировать новые этносы или с неизбежностью приводить человека к преступлениям. Суть явления при этом принципиально не меняется, однако мы все же предпочитаем не использовать без особой нужды термины "девиация" и "пассионарность", заменяя их более подходящим для процессов исследуемого уровня понятием "деятельная активность".

Исследование деятельной активности населения средствами социологических опросов сопряжено с серьезными трудностями, поскольку опросы дают информацию лишь о взглядах людей. Дело в том, что между словами, которые говорят интервьюеру, и поступками у любого человека огромная дистанция. Социологический опрос – это слова, которых явно недостаточно для надежного изучения особенностей реального поведения общества и его отдельных членов. Каждый слышал, как иная любящая мать кричит в истерике своему обожаемому чаду: "Я тебя убить готова!", но никто всерьез не воспринимает этих слов. В то же время многие действия людей и события в их жизни связаны с особенностями поведения, которое, в свою очередь, оказывается проявлением их мировосприятия. В силу этого социологические методы исследования деятельной активности могут быть дополнены анализом информации о широкой совокупности событий и действий, которые позволяют лучше понять отношения людей друг с другом и с природой.

 

Конформизм и способность к самостоятельным действиям.

Для решения поставленной задачи необходим поиск регистрируемых статистикой фактов, которые можно интерпретировать как признаки разных типов взаимодействия общества и личности. Нас интересуют такие формы пассионарного поведения, которые отражают неудовлетворенность человека своим общественным и природным окружением, и стремление к их изменению. Каждый человек, совершая действия по разрешению стоящих перед ним проблем, руководствуется не только индивидуальными стремлениями, но и доминирующей в обществе точкой зрения. Предпочтение поведения, одобряемого основной частью общества, называют конформизмом. Обычно, говоря о конформизме, делают акцент на том, что человек легко поддается внешнему воздействию, теряя свое личное "я". Однако, социальная ориентированность поведения отнюдь не негативное явление, а глубинная адаптация человека, возникшая на заре его существования. Именно способность повторять не рассуждая действия других членов группы определила выживание первобытных охотников, а потом боевых отрядов или армий. В современном обществе социализация поведения способствует сохранению самого общества, прививая гражданам общепринятые идеалы, ценности, образцы поведения (Н. Смелзер, 1994).

Однако разнообразие и изменчивость условий жизни требует от общества сохранения людей разных типов. Поэтому даже при сильном давлении общества на поведение человека всегда имеется некоторый процент индивидуумов, способных не считаться с мнением большинства. Такие люди непригодны для жизни в стабильной земледельческой общине, но часто незаменимы в ватаге казаков-землепроходцев или в бригаде шоферов-"дальнобойщиков". Условия жизни в обществе различны и постоянно меняются. Сегодня нужны трудолюбивые крестьяне-колонисты, завтра – отважные и, в то же время, рассудительные сержанты, послезавтра – энергичные, пусть не вполне честные строительные прорабы. В Черноземье лучше всего себя чувствуют привязанные к земле крестьяне – знатоки земледелия, тогда как в Сибири – подвижные, легко меняющие образ жизни, место жительства и специальность люди. По данным пятого демографического доклада именно эти категории населения формировали внутрироссийские потоки мигрантов в поисках "возможности для заработков, проявления личной инициативы, предпринимательства" (Население России. 1997. Стр.120). Способность ставить индивидуальные цели и действовать не как все - одна из форм, в которых проявляется деятельная активность.

Сам по себе конформизм ни плох, ни хорош, как и все естественные феномены, конформистами являются и основная масса тружеников, и аморальные приспособленцы, деятельными личностями – и герои, и уголовники. Конформисты обеспечивают стабильность в нормально развивающемся обществе. Конкретным социальным типом конформиста является "крестьянин", человек, живущий в деревне не по прописке, а по убеждению, что это - единственно возможный для него образ жизни. Именно к этому социальному типу тяготеет та часть религиозных людей России, которая не разделяет экологической обеспокоенности, чувствуя в ней мировоззренческую инновацию.

Е.С. Строев

Традиция играет важную роль в сохранении любого общества, особенно российского. Она выступает в качестве защиты от метаний из крайности в крайность, столь частых в истории нашей страны. Коллективное сознание улавливает связь между хозяйственной деятельностью и природной средой. Люди понимают, что баланс между ними несложно нарушить, но трудно восстановить. Не случайно значительная часть населения осторожно относится к формам деятельности и поведения, не прошедшим проверку опытом. Обратной стороной этой настороженности является замедленное внедрение даже тех преобразований, экологическая потребность в которых уже назрела.

Как сделать массовым восстановление лесов там, где его свели и продолжают сводить по принципу "мой дед рубил, и я буду"?

Когда по всей стране идет загрязнение атмосферы и вод, деградация почв, а люди не видят реальных действий в политике, промышленности или сельском хозяйстве призывы, любить природу повисают в воздухе. Сейчас нужны не столько призывы, сколько примеры, конкретные проекты образцы для подражания. Только на них могут вырасти традиции.

Инициатива должна исходить от регионов, потому что общие решения, как правило, трудно применить к конкретным региональным условиям. Как руководителю Орловской области, в которой проблема обезлесивания очень серьезна, мне приходится уделять много внимания восстановлению основы экологического равновесия территории. Центральным элементом должно стать восстановленные леса в национальном парке "Орловское Полесье". Аналогичную задачу решают и наши соседи-калужане, пытающиеся восстанавливать русские дубравы в районе Оптиной пустыни (национальный парк "Угра").

Деятельные личности обеспечивают обществу поиск нового и движение по незнакомым и рискованным путям на переломных этапах развития. Для обозначения этих людей в ряде случаев мы будем применять слово "деятель", которое в крестьянском обиходе используется для противопоставления нормальным членам общины и звучит почти как оскорбление. В России этот социальный тип наиболее ярко представлен покорителями Сибири, строителями БАМа и столичными менеджерами. Обобщение этих закономерностей выполнено при нашем участии и опубликовано в Web-атласе "Россия как система" размещенном на сервере "Популярная наука" по адресу http://www.sci.aha.ru

Р и с . 11

а) б) в) г)

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

деятели

 

 

деятели

 

 

 

 

 

 

 

ядро

 

 

 

ядро

 

 

 

ядро

 

конформисты

 

конформисты

 

конформисты

 

 

 

 

 

 

 

 

Разные социальные общности могут иметь в своей структуре разные сочетания этих крайних групп и перехода между ними, того самого социального ядра, которое уважает традиции, но при необходимости способно к индивидуальным действиям. Ниже будет показано, что в условиях России именно этот слой составляет основную массу миграционного обмена между селом и малыми городами. В графических моделях (рис. 11) можно изобразить три основных варианта: а) преобладание конформистов, б) гармоничное сочетание трех групп, в) значительная доля деятелей. Четвертый вариант - г) доминирование деятелей, видимо не существует как устойчивая общность вообще. Представление о гармоничном соотношении конформистов и групп, способных к самостоятельным действиям, дают эксперименты Соломона Эша (1951), в ходе которых было установлено, что уже при более чем двукратном превышении по численности (66%), конформисты начинают существенно подавлять способность деятельных людей к самостоятельному выбору вариантов оценки ситуации и действия в ней. Близость этой границы к "Золотому сечению" вряд ли случайна. Скорее всего, гармоничное сочетание "социальное ядро : конформисты" и "деятели : социальное ядро" должно быть близким к 38 : 62.

Социум является и материальной, и идеальной системой одновременно. Это создает определенные трудности при количественной оценке его структуры. Сплошь и рядом при очередной задержке зарплаты начинают действовать по-разному люди, работающие в одном коллективе, живущие в соседних стандартных квартирах одного города, сидящие за соседними столами, имеющие стандартные семью и доход. Одни просто расстраиваются, другие бросаются искать новую работу, третьи стараются организовать акцию протеста и т.д. Конкретные социально-этические типы в своем крайнем приложении - например "крестьяне" или "деятели" - порой выражены четко, но слишком часто отсутствует статистика, на основе которой возможна численная оценка этих типов. Практический анализ на самом простом примере показывает, что отчасти эту проблему можно решить.

Женщины более склонны к конформизму, именно их считают хранителями традиций, очага и т.п. Полярную роль играют мужчины. Одним из следствий различий между полами является разрыв в продолжительности жизни между женщинами и мужчинами, который в начале 90-х г. в России достиг 11.5 лет и больше был лишь в Японии в 1945 г. (Е.М.Андреев, Л.Е. Дарский, Т.Л. Харькова, 1998). Оно и понятно, женская особь чисто биологически с точки зрения отбора гораздо ценнее, чем мужская. Идти против традиций – риск, который недопустим для столь ценной особи, как женская. Но риск со стороны мужской особи дает шанс на лучшее обеспечение для всей популяции, а поскольку репродуктивный потенциал даже одного мужчины огромен, то риск потери части мужчин вполне оправдан.

Авантюристичность, драчливость, воинственность, ненависть к монотонности, склонность к поиску нового и тому подобные свойства – не недостатки или достоинства части мужчин, а необходимое условие для развития общества. Способность к адаптивным инновациям, поиску и постановке собственных целей и риску для их достижения проявляется не столько в словах, сколько в действиях, которые не поддерживаются, а то и осуждаются основной частью общества. Эти действия гораздо больше рассказывают о различиях в мировоззрении людей, нежели самый тщательный анализ ответов на вопросы социологического интервью. Таким образом, простое сопоставление двух общностей по соотношению мужчин и женщин способно дать представление о вероятных их различиях по соотношению деятелей и конформистов. Из этого примера видно, что интересующая нас социальная категория в принципе может быть измерена, если не прямо, то как минимум косвенно по ее внешним проявлениям. Проблема в том, какие действия или события можно эффективно использовать для индикации деятельной активности населения, требующей выхода за привычные большинству населения рамки поведения и даже жертв. Напрямую в статистике такие показатели не найти, поэтому мы использовали систему косвенных индикаторов.

Влияние особенностей поведения людей на структуру смертности.

Возможности оценки деятельной активности разных социальных групп населения можно продемонстрировать на примере исследования структуры смертности мужчин за 1994-1996 г. На основании этих данных и показателей структуры населения в каждом регионе страны можно произвести регрессионное моделирование различий в смертности для групп населения с разными жилищными условиями, миграционной подвижностью, занятостью. Установленные таким способом различия несут в себе информацию о многих поведенческих особенностях групп населения, которые являются настолько массовыми и устойчивыми, что статистически достоверно проявляются в средней многолетней структуре смертности.

Методическое примечание. Наличие для каждого региона данных о социально-демографической структуре общества позволяет рассчитать для каждой группы значения тех социальных признаков, которые наблюдаются статистически лишь в региональном разрезе. Расчет основан на поиске статистически значимых зависимостей между численностью каждого социального слоя в регионах и значениями в этих же регионах интересующих нас социальных явлений (неестественной смертности, преступности, голосования "против всех" и т.д.). Для каждой социально-демографической группы определяется значение исследуемого признака в гипотетическом случае, когда все 100% населения представлены только этой группой (см. рисунок).

Рассчитанные для каждой группы значения умножаются на их долю в населении каждого региона. В результате получаются численные оценки, которые можно сравнивать с реальными значениями преступности, неестественной смертности или голосования "против всех" в каждом регионе. Далее осуществляется такое уточнение показателей для каждой группы, при котором дисперсия (сумма квадратичных отклонений для всех регионов) между модельными и реальными значениями исследуемого показателя минимальна. Эти значения рассматриваются как статистически наиболее вероятные для каждого социально-демографического слоя в населении страны. Таким образом показатели, ранее измеренные только в разрезе отдельных регионов ("средняя температура по больнице") переводятся в показатели для отдельных социально-демографических групп. Этот метод позволяет снять покров социальной анонимности с результатов голосования, статистики смертности, преступности, миграционной подвижности и других проявлений деятельной активности или социального конформизма людей. Корреляционный анализ позволил дополнительно проконтролировать полученный результат. Если модель распределения по социальному профилю действия или события обнаруживает статистически значимую связь с результатами опроса, относящимися к тому же содержательному кругу явлений, то она скорее всего характеризует реальный социальный факт, если нет - то высока вероятность артефакта, статистической игры цифр.

  В ходе подобного анализа была установлена отчетливая закономерность повышения вероятности неестественных причин смерти в тех регионах, где в структуре жилого фонда преобладают многоквартирные дома, не оборудованные коммунальными удобствами. Этот тип жилья, который правильнее называть бараками, наиболее характерен для территорий недавнего промышленного освоения, куда стекались деятели со всей страны, пополняя контингент "покорителей Сибири", "освоителей подземных кладовых", "строителей БАМа" и т.п.

В погоне за высоким заработком и карьерой эти люди готовы были терпеть неудобства. Большая их часть оказалась занятой в сфере недропользования, строительства и лесозаготовок, а также в промысловом хозяйстве. Соответственно, при росте численности этих групп профессий в городах или селах закономерно повышался уровень смертности от травм, убийств, самоубийств. Очевидно, что повышенная смертность от неестественных причин является следствием не столько бытовых причин, сколько социальных - такой контингент и пьет больше, и конфликтует чаще, и к природе относится как к объекту покорения.

Р и с . 12

Напротив, жители индивидуальных домов как в сельской местности, так и в городах имеют более низкие показатели смертности от неестественных причин. Статистически это обнаруживается по снижению указанной причины в структуре смертности в регионах с высокой долей индивидуальных домов (сельские усадьбы и городские - скорее пригородные "посады") в структуре жилого фонда. Это слой людей другого типа, у которых, как у кота Матроскина - "хозяйство, .... корова, .... сена в два раза больше ..." и вообще другой подход к жизненным проблемам. Обитатели городских и сельских квартир с бытовыми удобствами занимают промежуточное положение между двумя названными типами.

Очень показательной для формирования портрета деятельного населения является взаимосвязь миграционной подвижности и смертности от инфекционных заболеваний. В этой группе причин смерти основную массу составляет смертность от туберкулеза (Б.Б. Прохоров,1996; А. Вишневский, В. Школьников, 1997), которая в условиях России является основной болезнью тюрем и лагерей. В тех регионах, из которых в последние поколения шел интенсивный отток населения, отмечается устойчивое снижение показателей смертности от этих причин. Очевидно, что уроженцы, покидавшие регион, увозили с собой риск повышенной смертности от туберкулеза, т.е. уезжали в основном те, кто чаще оседлого населения в течение последующей жизни попадал в места заключения.

С этих позиций очень интересный феномен обнаружен для внутрирегиональной миграции. Основной вектор внутрирегиональных миграций образуют переезды из сел в малые города. В тех регионах, где в малых городах живет большая часть населения, среди сельских мужчин закономерно повышается смертность от инфекций (читай - лагерного туберкулеза). Это может быть следствием избирательной миграции из села в малый город наиболее здоровых и психологически уравновешенных групп населения, за счет чего в селах чаще остается маргинальный контингент. Этот процесс проявился в последние годы в том числе и в повышении частоты суицида в сельской местности, ходя еще недавно он был более характерен для горожан (Я. Гилинский, Г. Румянцева, 1998). Подчеркнем, что речь идет о процессах второго плана, после более ярко выраженного оттока потенциальных обитателей тюрем в столицы, на Север и в приграничные регионы страны.

Еще одним свидетельством различий в психологической структуре мигрантов является другой факт из статистики смертности. Для сельских жителей обнаруживается закономерность снижения показателей доли умерших от рака или сердечно-сосудистых патологий в тех регионах, где имеется высокий уровень коммунального обустройства городского жилья. Если в городах имеется достаточно коммунально обустроенного жилья, то в старости большая часть жителей оказывалась горожанами, и, умирая от возрастной причины, они автоматически снижали этот же показатель в сельской местности. Поэтому в тех регионах, где в городах преобладает жилье квартирного и коттеджного типа - доля возрастной смертности выше у городских мужчин по сравнению с сельскими (рис. 13).

Но если в городах жилье имеет низкий уровень коммунального обустройства (бараки или пригородный посад), то доля возрастной смертности оказывается выше у сельских мужчин. Для случаев преобладания в сельском жилом фонде коммунально необустроенного жилья картина совершенно обратная - доля возрастной смертности повышается у городских мужчин и снижается у сельских.

Четкая корреляция со структурой городского жилья и зависимость знака этой корреляции от его коммунального обустройства может быть следствием процесса избирательного оттока сельских стариков в городские поселения в тех случаях, когда там имеется коммунально обустроенная жилплощадь. Эта закономерность возникает при перевозе детьми тяжело больных родителей в город, чаще - для облегчения ухода за больным человеком при наличии водопровода, отопления и канализации.

 

Р и с . 13

Исследованные нами данные показывают, что наиболее выражен этот процесс в регионах с преобладанием малых городов. Видимо, именно в этот тип населенных пунктов взрослые дети наиболее часто забирают из села тяжело больных стариков. Напомним, что малые города являются приемником выходцев из сельской местности, менее других подверженных риску "лагерного туберкулеза", т.е. это наиболее "основательная" часть населения, безусловно, лучше других сохраняющая связи со своими сельскими корнями. Население, составляющее основную массу миграционного обмена между селом и малыми городами внутри одного региона, является ярким примером социального ядра, гармонично сочетающего и достаточную активность, и запас консерватизма.

Поскольку новообразования, а в некоторой степени и сердечно-сосудистые патологии, являются возрастными причинами смерти, они более других могут считаться естественными. Высокая доля этих причин смерти в региональной или социальной группе отражает большую частоту случаев дожития членов группы до возраста естественной смертности, которая возможна в том числе за счет их лучшей социальной адаптации. К этим категориям относятся мигранты, давно живущие на новом месте. В этой группе значительную часть составляют предпенсионные мигранты в южные районы страны - отставные военные, северяне. По большей части они уже пережили зрелый возраст высокой активности, а с ней и возраст повышенного риска смерти от несчастных случаев или "лагерного туберкулеза". Аналогичные свидетельства меньшей рискованности образа жизни отмечены для занятых в непроизводственной сфере. Эта группа населения чаще доживает до возраста естественной смертности, по сравнению с занятыми в производственной сфере.

Наконец, последний штрих, которым можно дополнить портрет деятельного и спокойного россиянина, исходя из данных о структуре смертности. Известная не только медикам распространенность язвы желудка у людей с "нервной" работой подтверждается данными статистики смертности. Доля умерших от болезней системы органов пищеварения (в этой группе язва составляет основной объем причин смерти) выше у всех категорий мигрантов. В то же время люди, живущие в регионе своего рождения, умирают от язвы почти в два раза реже. Еще отчетливей выражена концентрация "язвенников" в регионах, где велика доля живущих в хорошо обустроенных квартирах или индивидуальных домах с коммунальными удобствами (коттеджах). Для этой категории населения вероятность смерти от язвы в четыре раза выше средней. Если принять гипотезу о неврозной природе этой болезни, то статистика смертности вполне подтверждает бытовые представления об уровне нервного напряжения, с которым достается престижное жилье его обитателям - руководителям, лицам с высокими доходами и т.п. Таким образом, высокий уровень деятельной активности может проявляться не только в физическом насилии или травматизме, но и в нервных срывах. Для структуры занятости повышенная смертность от язвы коррелирует с ростом занятости в непроизводственных сферах (категории служащих и специалистов), а также производственных сферах, привлекающих активные слои населения (недропользование). Очевидно, что и в том, и в другом случаях мы также сталкиваемся с медицински значимыми последствиями высокой деятельной активности отдельных индивидов.

 

Региональные индикаторы деятельной активности.

Проведенный анализ структуры смертности показал принципиальную возможность извлечения из стандартной социально-демографической статистики признаков различия разных групп населения по деятельной активности и конформизму поведения. В типологии девиантного поведения Р.Мертона (1957. Стр. 140) конформизм и девиация рассматриваются как две чаши одних весов. С этих позиций инновации, бегство от действительности, активный бунт против социальных норм рассматриваются как разные формы отрицания социально одобряемого поведения. Распространение этих форм одновременно отражает и сокращение сферы действия конформизма.

Опираясь на эмпирический опыт и сходство картографических образов-моделей изучаемого явления мы смогли отобрать совокупность хорошо регистрируемых событий или действий, которые прямо или косвенно связаны со способностью человека совершать те поступки, которые он считает необходимыми, даже если при этом надо идти против принятых обществом норм. Соответственно, обратной стороной этих явлений можно считать сокращение распространенности социального конформизма. В масштабе страны индикаторы деятельной активности, граничащей с девиатным поведением, можно найти в материалах демографической статистики, особенно статистики смертности, данных о преступности, миграционной подвижности и некоторых элементах электоральной статистики.

Первый индикатор, который мы использовали, - это доля протестного голосования, среднее число голосов "против всех" кандидатов на выборах в 1995 и 1996 г. Этот показатель отражает уровень неудовлетворенности населения имеющимися политическими силами. При этом человек вполне осознанно не боится ситуации отсутствия лидера, что говорит о его уверенности в себе. Напротив, конформисты порой голосуют за не устраивающего их кандидата (особенно если их идеал не прошел во второй тур), по принципу "Пусть хоть этот, нежели безвластие и неопределенность". Довольно часто голосование против всех является выражением повышенной агрессивности человека (надо прийти на участок и всех повычеркивать).

Второй индикатор - число тяжких преступлений на 100 тыс. жителей взрослого населения. Преступность - это действия, которые в явном виде противостоят признаваемым в обществе нормам поведения. Как наиболее крайние случаи конфронтации индивида с большинством населения, убийства, грабежи, насилия отражают уровень социальной агрессии.

Третий индикатор - доля пришлого населения (лиц, рожденных не в том регионе, где они проживали на момент переписи). Мигранты в любом обществе – это люди, не вписавшиеся в существующую систему, с одной стороны, и имеющие достаточно энергии, чтобы покинуть насиженное место и уехать. Это люди, которые отличаются недоверием к обществу и высокой склонностью к самостоятельным решениям. Мигранты, особенно добровольные, каковых большинство, это хоть чуть-чуть, но конкистадоры, авантюристы (португальское "avante" - вперед), завоеватели. Для пришлого населения всегда характерна более высокая активность, склонность к самостоятельным действиям, в том числе рискованным. Напротив, люди, всю жизнь живущие на одном месте, социально менее деятельны, что часто и является причиной их оседлости. Они по складу характера не могут входить в новые общности, пасуют перед неожиданными обстоятельствами и поэтому держатся за привычный уклад жизни, даже если обстоятельства их подталкивают к переезду. Например, авангард вынужденных мигрантов из зон конфликтов и стран СНГ, доля которых не может превышать 13% (все внешние мигранты, по данным 5-го демографического доклада), составили те русские, которые в свое время сами уехали в достаточно чуждое им общество в поисках заработка или лучшей жизни (С.Я. Сущий, А.Г. Дружинин, 1994).

Четвертый индикатор - доля населения, умершего от неестественных причин, убийств, самоубийств, травм, отравлений. Именно на примере этого показателя мы демонстрировали возможности социальной интерпретации демографической статистики. Он отражает как уровень социальной агрессии (убийства), так и склонность к выбору опасных профессий (травматизм), а также психическую неуравновешенность (самоубийства). Так, проведенный нами анализ зависимости смертности городских мужчин от внешних причин обнаружил высокую корреляцию с ростом занятости в топливодобывающей промышленности и строительстве. В то же время в регионах, где в сельских районах имелось достаточное количество рабочих мест в промысловом хозяйстве, лесозаготовках и пастбищном скотоводстве, обнаружено снижение смертности от травм у городских (!) мужчин. Поскольку горожане в перечисленных сферах занятости не работают, можно рассматривать эту закономерность как свидетельство задержки в селе мужчин из групп риска при наличии там сфер занятости, соответствующих их активности. Таким образом, высокая смертность от травм - это не только показатель опасности условий труда, но и признак высокой численности людей, готовых к опасной работе и рискованному, в том числе и антисоциальному, поведению. Например, охотничий пушной промысел как форма хозяйства, связанная с исключительно индивидуальным образом жизни и действий, является социальной нишей для людей, не приемлющих подчинения общественным нормам. Промысловик – по определению "одинокий волк". С этой особенностью индивидуалистов связано их спокойное отношение к нарушениям законодательства. Известно, что черный рынок пушнины в Сибири сформировался еще при "развитом социализме" - задолго до того, как российские реформаторы заговорили о "теневом" секторе в других сферах экономики.

Все перечисленные показатели публикуются в официальных материалах для областей, краев, республик и округов России (цв. рис. 13-14). Общим для всех перечисленных индикаторов является повышенное их значение в регионах Сибири, особенно в тех автономиях, где титульная нация составляет меньшинство, практически поглощенное пришлым населением "покорителей Севера". Высока также доля активных индивидов практически всюду по европейскому Северу и северо-западу. Если обращаться к ранее составленным графическим моделям, соотносящим численности "конформистов" и "деятелей" (рис. 11), то эти регионы относятся к варианту в). Близко к этой группе регионов примыкают обе российские столицы и, особенно, столичные области. Минимальные значения индикаторы деятельной активности имеют в регионах Черноземья и, особенно, автономиях Кавказа с патриархальным укладом. Эти регионы могут быть отнесены к варианту а) среди рассмотренных выше графических моделей структуры социума.

 

Моделирование деятельной активности для социальных групп и населения регионов.

При исследовании распространенности разных форм религиозности мы продемонстрировали, как наличие оценок социальной структуры общества в каждом регионе позволяет рассчитать среднерегиональные значения для тех социальных феноменов, которые не наблюдаются региональными органами статистики, а в материалах социологических исследований представлены лишь в разрезе социальных групп. В методических примечаниях показано, что практически по тем же алгоритмам можно проделать и обратную операцию, т.е. составить социальный профиль для тех показателей, которые учтены статистикой лишь в региональном разрезе.

Р и с . 14

Индикаторы деятельной активности индивидуального поведения

1

2

3

4

Группы социального

Против

Тяжкие

Пришл.

Неестест.

профиля

всех

прест.

насел.

смерть

ВСЕ НАСЕЛЕНИЕ

2.6

1343

26

17.9

ПОЛ

1.

Мужской

2.79

2135

40.45

17.90

2.

Женский

2.45

347

12.78

8.82

ВОЗРАСТ

1.

До 24 лет

2.46

1496

9.37

20.88

2.

25 - 40 лет

2.80

1274

36.67

18.75

3.

40 - 54 лет

2.89

1576

37.95

19.42

4.

Старше 55 лет

1.26

362

5.03

5.90

ОБРАЗОВАНИЕ

1.

Высшее

1.96

879

29.56

16.72

2.

Среднее

2.63

1570

30.20

18.73

3.

Ниже среднего

1.87

345

9.61

16.93

СОЦИАЛЬНО-ПРОФЕССИОНАЛЬНЫЙ СТАТУС

1.

Руководители

2.99

2408

43.59

30.40

3

Специалисты

3.57

1770

35.56

23.48

4

Служащие

3.70

1599

32.25

21.18

5

Квалифициров. рабочие

3.92

1799

36.03

23.88

6

Неквалифицир.рабочие

1.38

1306

27.94

17.14

7

Учащиеся

1.22

690

14.04

6.36

8

Пенсионеры

0.94

1059

14.13

10.97

9

Домохозяева

0.71

346

9.67

6.91

10

Безработные

4.57

701

13.80

14.59

РАЗМЕР НАСЕЛЕННОГО ПУНКТА

1.

Москва,СПб,мегаполис

2.14

1323

25.45

17.12

2.

Большие города

2.13

1223

18.64

15.48

3.

Ммалые города

3.31

1731

44.90

20.00

4.

Села

2.15

1120

4.78

17.71

МАКРОРЕГИОНЫ

1.

Москва и С-Петербург

2.14

1264

34.39

17.68

2.

Европейский центр

2.1

1355

20

18

3.

Север

3.04

1347

34.72

18.57

4.

Юг

2.07

1061

22.46

16.03

5.

Предуралье и Урал

2.48

1346

21.23

18.09

6.

Сибирь и Д.Восток

2.69

1719

31.88

19.41

УРОВЕНЬ ДОХОДОВ

1.

Низкий

2.00

1387

17.00

18.30

2.

Средний

2.30

1641

26.00

16.60

3.

Высокий

3.10

2328

48.00

20.50

СЕКТОР ЭКОНОМИКИ

1.

Государственный

2.42

2094

27.58

19.04

2.

Полугосударственный

2.43

1999

26.36

18.17

3.

Частный

2.09

2155

28.28

19.62

1 - Голосов "Против всех" кандидатов на выборах 1995-96 г. (%)

2 - Число тяжких преступлений на 10 тыс. жителей взрослого населения в 1995 г.

3 - Доля пришлого населения (%).

4 - Доля смертности от неестественных причин в 1994-96 г. (%)

Нами произведен расчет значений четырех индикаторов деятельной активности для каждой из групп социального профиля. Полученный таким образом результат, вполне пригоден для выявления тех групп, в поведении которых признаки индивидуальной деятельной активности выражены с разной интенсивностью (рис. 14).

Каждый из полученных индикаторов был исследован на форму и тесноту связи со всеми показателями социального мониторинга. Предложенная нами совокупность признаков показала высокую корреляцию с теми результатами опросов, которые рассматривались нами как показатели деятельной активности, - с интенсивностью поисков дополнительной работы, обеспокоенностью спадом производства и низкой тревожностью по поводу вооруженных конфликтов, высокой вариацией (неустойчивостью) взглядов. Все эти признаки вполне подтверждают пригодность использованных социально-демографических индикаторов для создания обобщенной модели деятельной активности.

Интегральная модель (цв. рис. 15) построена как результат многофакторного нелинейного уравнения, наиболее точно аппроксимирующего одновременное увеличение деятельной активности (горизонтальная ось социального "поля") и снижение конформизма индивидуального поведения (вертикальная ось социального "поля"). Исследование интегрального индикатора деятельной активности на силу связи с результатами социологических опросов и статистических наблюдений за социально-демографическими процессами позволяет дать следующий образ системы взглядов и поведения деятельного человека России.

"Деятель" меньше других в России обеспокоен ростом цен и нехватки продуктов, а вот проблемы кризиса морали и культуры волнуют его гораздо больше, чем остальные группы населения. Мировоззренческой системе деятелей наиболее близка материалистическая обеспокоенность состоянием природной среды.

Чуть меньшая сила связи отмечена для деятельной активности и миграционной подвижности, а также обеспокоенности коррумпированностью власти. Достаточно уверенно можно говорить о том, что деятель - неверующий человек, его не более других беспокоит социальная несправедливость, он предрасположен к совершению тяжких преступлений и не настроен участвовать в акциях протеста, даже если они состоятся. Нечетко выражены его беспокойства слабостью власти, причем эта обеспокоенность у него падает. Его тревожит спад производства, он не особенно усердно ищет себе вторую работу, имеет неустойчивые взгляды и повышенную вероятность смерти от неестественных причин. Все содержательные признаки перечислены в порядке убывания силы их связи с интегральным индикатором деятельной активности.

Максимальным количеством пассионарных деятелей отличаются газо- и нефтедобывающие округа Западной Сибири, Таймырский округ с Норильским промрайоном (где некогда не по своей воле бывал автор термина пассионарность - Лев Гумилев), весь северо-восток России и обе столицы (цв. рис. 16). Чуть меньше деятельно активных членов общества живет в большинстве портовых регионов и в наиболее развитых промышленных центрах европейской части, Урала (особенно в Свердловской области) и Сибири. На Кавказе повышенный уровень зафиксирован для Ингушетии, которая, скорее всего, частично отражает ситуацию Чечни, по которой статистические данные крайне ненадежны или устарели.

Распределение показателя деятельной активности по социальному "полю" показывает, что численность наиболее деятельных групп населения обычно обратно пропорциональна уровню их активности. Более наглядно эту закономерность иллюстрируют приведенные ниже пирамиды для основных типов деления населения на социально-демографические группы (рис. 15). Сегменты пирамид пропорциональны численности соответствующих групп населения, а интенсивность их цветовой заливки - уровню деятельной активности.

В самых основных чертах составленная пирамида соответствует тому образу, который использован нами для иллюстрации соотношения деятелей, социального ядра и конформистской части общества. Более того, этому же образу соответствуют ранее использованные в нашей работе пирамиды проблем населения и экологических представлений. Во всех случаях в верхних сегментах пирамиды располагались проблемы, суждения или группы населения, связанные с более высокой деятельной активностью. При этом численность группы, поддержка суждения или внимание к проблеме резко сужались, но нарастала вариация (неустойчивость) этих признаков. Можно говорить о том, что использованные образы отражают общие аспекты структурной организации общества.

Основные деформации этой пирамиды, ее отклонения от гармоничного образа связаны с центральными сегментами. Уровень их деятельной активности мало отличается от значений, характерных для групп населения, расположенных в фундаменте пирамиды. Этот эффект может быть следствием двух обстоятельств - завышенной активности групп населения, составляющих основание пирамиды, и/или заниженной активности среднего класса России, социального ядра нашего общества.

Р и с . 15

 

Безработные

 

Руководители

 

Учащиеся

 

Север

 

Специалисты

 

Высокий доход

 

Высшее образование

 

Служащие

 

16-24 года

 

Начальное образование

 

Москва и С-Петербург

 

Квалифицированные рабочие

 

Домохозяйки+дети

 

Сибирь

 

Урал

 

40-54 лет

 

Старше 55 лет

 

25-40 лет

 

Юг

 

Пенсионеры

 

Села

 

Неквалифицированные рабочие

 

Малые города

 

Низкий доход

 

Большие города

Мужчины

Средний доход

Женщины + дети

Среднее образование

Уровень деятельной активности:

низкий

 

 

 

средний

 

 

 

высокий

 

 

 

 

 

 

 

 

 

Численность и деятельная активность основных групп населения в России

Можно вспомнить, что в пирамиде проблем населения России в фундаменте оказались проблемы роста цен и преступности, имеющие достаточно высокую вариацию, которая является сопутствующим признаком деятельной активности. Религиозность, также расположенная в основании пирамиды проблем, имела более высокую устойчивость. Однако по широте охвата населения религиозность явно не достигает уровня фундаментальной платформы общества, которую значительная часть населения признает не задумываясь и не обсуждая. В приведенных образах проявляется отсутствие идеологии согласия в российском обществе, связующего раствора для социального конформизма.

Вторая составляющая отмеченной несбалансированности общества по социальному конформизму и деятельной активности может быть связана с недостаточной численностью или пониженной деятельной активностью среднего класса страны, того самого социального ядра, которое сочетает доверие традициям с умением принимать самостоятельные решения и действовать для их достижения. Низкая численность и пассивность среднего класса в современной России является настолько тривиальной констатацией, что мы лишь отметим ее подтверждение на основе исследованных нами данных.

Сочетания разных проявлений деятельной активности.

Полученная нами интегральная оценка деятельной активности была трансформирована в 100-балльную количественную шкалу (1-е место -100 баллов, последнее, 34-е место - 1 балл). Для понимания особенностей деятельного поведения людей и их влияния на отношение к природе были исследованы сочетания активности с разными особенностями взглядов и поведения.

Методическое примечание. В тех случаях, когда необходимо сравнение социальных феноменов или явлений по совокупности признаков, каждый из которых имеет свой способ количественного измерения, можно использовать составление нескольких ранговых списков, в которых каждый исследуемый признак (или социальная группа) получает свое место и номер (ранг). Сравнение может производиться по сумме мест (S ) в нескольких ранговых списках. Этот прием, знакомый по системе судейства в фигурном катании, где каждый судья расставляет спортсменов по занятому месту, а потом определяется сумма мест, позволяет выявить группы, которые во всех списках занимают высокие или низкие места.

Другим вариантом исследования ранговых списков является выделение из перечня тех социально-демографических групп, которые, будучи близкими по уровню деятельной активности, существенно расходятся по формам её проявления. Отбор такой группы производится по критерию её разнесенности (D ) в разных ранговых списках. Контрастные сочетания сходств и противоположностей позволяют дать более содержательную интерпретацию особенностям взглядов и поведения каждой группы.

 

Значение индекса, приводимое в таблице в столбце 2 (рис. 16) мы будем называть уровнем (нормой) деятельной активности для соответствующей группы населения. В начале списка стоят группы с максимальными проявлениями деятельного поведения (москвичи, учащиеся, люди с высшим образованием, руководители и лица, имеющие высокие доходы), замыкают список группы с минимальным уровнем деятельной активности (домохозяйки, люди с начальным образованием, в возрасте старше 55 лет, жители села, люди с низкими доходами, пенсионеры).

Если сопоставить распределение индикаторов деятельной активности по социальному профилю и данные опроса ВЦИОМ о готовности разных групп к социальным протестам, то можно найти как совпадения, так и существенные различия. Так, совпадают низкие значения активности и готовности к протестам у домохозяек (S 61), молодежи в возрасте до 24 лет (S 53), женщин (S 52) и жителей юга страны (S 50). Если выбрать из списка социальные группы, в которых сочетаются высокая деятельная активность и готовность к протестам, мы вправе ожидать получения социального портрета лидеров забастовочного движения страны. Эту группу образуют квалифицированные рабочие (S 12), жители малых городов и рабочих поселков (S 19), мужчины (S 21) в возрасте 40-54 лет (S 23). Этот портрет вполне подходит к шахтерам, большинство из которых имеют специальную квалификацию, живут в шахтных поселках и работают коллективами взрослых мужчин. Совпадения позволяют говорить о том, что у перечисленных групп населения уровень современной протестности поведения в основных чертах задан их деятельной активностью и социальным статусом (не выходит за рамки обычной нормы для данных групп населения).

Р и с . 16

Ранжирование групп социального профиля по нарастанию уровня деятельной активности, готовности к протестам и интенсивности поиска работы.

Группы социального профиля

Актив-ность (баллы)

Группы социального профиля

Готово к протесту %

Группы социального профиля

Ищут работу %

1

2

3

4

5

6

1

Высокий доход

100

Сибирь

32.4

Безработные

29.3

2

Руководители

82.6

Низкий доход

28.5

Высшее образование

21.6

3

Высшее образование

59.5

Квалифицир.рабочие

27.5

Специалисты

20.8

4

Учащиеся

50.5

40-54 лет

27.1

25-40 лет

20

5

Специалисты

32.9

Безработные

25.8

Мегаполисы

19.1

6

Москва

30.4

Неквалифицир.рабочие

25.7

Руководители

19.1

7

Мегаполисы

29.8

Малые города

25.7

Мужчины

18.5

8

Частный сектор

27

Мужчины

25.6

Учащиеся

18.3

9

Квалифицир рабочие

26.6

Села

25.2

До 24 лет

17.6

10

Служащие

23.5

Госсектор

25.1

Низкий доход

17

11

Север

19.4

Смешанный сектор

24.8

Москва

16.8

12

Малые города

18.7

Средний доход

24.3

Среднее образование

16.8

13

Мужчины

18.6

Начальное образование

24.2

Юг

16.7

14

Большие города

16.4

Частный сектор

20.7

Госсектор

16.6

15

25-40 лет

16.4

Пенсионеры

24.1

Квалифицир.рабочие

16.6

16

Среднее образование

14.3

Старше 55 лет

23.9

Смешанный сектор

16.5

17

Смешанный сектор

13.4

Среднее образование

23

Сибирь

15.6

18

Сибирь

13.4

Север

22.9

Малые города

15.4

19

40-54 лет

12.8

ВСЕ НАСЕЛЕНИЕ

22.5

Средний доход

15.2

20

Госсектор

12.2

Урал

22.4

40-54 лет

15.2

21

ВСЕ НАСЕЛЕНИЕ

12

Служащие

21.7

Большие города

15

22

До 24 лет

11.2

25-40 лет

21.5

Частный сектор

14.9

23

Урал

10.3

Руководители

21.1

Высокий доход

14.9

24

Средний доход

9.3

Женщины

20

ВСЕ НАСЕЛЕНИЕ

14.9

25

Юг

7

Юг

19.6

Служащие

12.7

26

Безработные

7

Специалисты

19.6

Села

12.3

27

Неквалифицир.Рабочие

5.8

Домохозяйки

13.5

Неквалифицир.рабочие

12.3

28

Женщины

5.1

Высокий доход

19.4

Север

12.2

29

Пенсионеры

2.6

Большие города

18.9

Женщины

12.1

30

Низкий доход

2.5

Высшее образование

16.3

Урал

11.6

31

Села

2

До 24 лет

15.4

Начальное образовани

10.4

32

Старше 55 лет

1.9

Москва

10.8

Домохозяйки

8.3

33

Начальное образование

1.1

Мегаполисы

10.8

Старше 55 лет

7.8

34

Домохозяйки

1

Учащиеся

9.6

Пенсионеры

6.8

Не менее (а в чем то и более) любопытными являются несовпадения нормы деятельной активности и современной готовности к протестам, выявленной при опросах населения. Так, у групп с низкими доходами разница (обозначаемая D ) между уровнем готовности к протестам и нормой активности составляет 28 ранговых мест. Более чем на 20 ранговых мест выше в списке готовых к протестам стоят жители села, неквалифицированные рабочие и безработные. Кроме этого, нужно отметить население Сибири и Дальнего Востока, которое при среднем уровне деятельной активности отличается максимальной протестной готовностью. Для перечисленных групп уровень повышенной готовности к протестам определяется именно современной ситуацией, а не задан типичной для этих групп пониженной социальной активностью.

Противоположная ситуация - низкая протестность поведения при высоком потенциале социальной активности - характерна для учащихся (D 30), живущих в Москве и других мегаполисах, лиц с высшим образованием и высокими доходами (D 27 рангов), а также руководителей и специалистов (D 21). Ответ на вопрос о том, куда направляют свой деятельный потенциал эти группы населения, можно получить из сопоставления ранговых списков уровня активности и доли ищущих дополнительную работу. Здесь можно говорить о том, что низкая активность поиска дополнительной работы коррелирует с низкой нормой деятельной активности у домохозяек (S 66), пожилого населения (S 65), лиц с начальным образованием (S 64), пенсионеров (S 63), женщин (S 58) и жителей села (S 57). Это те группы, в которых трудовая активность задана социальным статусом и соответствует этому статусу.

Совпадение высоких значений деятельной активности и поисков дополнительного заработка отмечено для лиц с высшим образованием (сумма ранговых мест равна S 5), руководителей и специалистов (S по 8), учащихся и жителей крупных мегаполисов (S по 12). Таким образом, видно, что высокообразованные специалисты и руководители в современных экономических условиях реализуют свой потенциал не через протестное поведение, а через высокую трудовую активность.

Несовпадения высокой трудовой активности и низкого деятельного потенциала отмечены у безработных (D 25 ранговых мест), лиц с низкими доходами (D 20), молодых людей в возрасте до 24 лет (D 13) и жителей южных районов страны (D 12). Для этих групп населения можно говорить об известном напряжении в поиске работы, причем уровень такого напряжения превышает их нормальную активность.

Противоположная ситуация - низкая трудовая активность при высоком деятельном потенциале зафиксирована для имеющих высокие доходы (D 22), жителей Севера (D 17), служащих (D 14) и работающих в частном секторе (D 14). В чуть меньшей степени это же сочетание характерно для жителей Урала и Предуралья (D 7), малых городов и рабочих поселков (D 6-7) и квалифицированных рабочих (D 6). Если для хорошо зарабатывающих людей низкая активность поиска приработков вполне оправданна, то остальные скорее всего образуют группу "сжатой пружины" социальной агрессии, которая в современных условиях не реализуется в дополнительной трудовой активности.

 

Сочетания деятельной активности и разных мировоззренческих систем.

Самые общие представления о взаимосвязи уровня деятельной активности с мировоззренческими установками личности мы получили в предыдущей главе, исследуя территориальную и социальную дифференциацию материалистических и религиозных взглядов населения. В этом разделе мы попытаемся получить более глубокое представление о взаимосвязи интересующих нас феноменов, для чего проведем исследование их сочетаний в разных социальных группах.

Теперь, когда наши читатели уже знакомы с использованным нами приемом сопоставления ранговых списков, мы можем оставить в таблице лишь сами ранговые списки, убрав столбцы с числовыми значениями. В таблице наряду с деятельной активностью представлены списки социальных групп ранжированные по распространенности среди их членов разных типов мировоззренческих позиций - традиционной веры без экологических беспокойств, экологически обеспокоенной религиозности, экологически обеспокоенного материализма и материализма, не разделяющего экологической обеспокоенности (рис. 17). В верхней части таблицы расположены группы, в которых соответствующая мировоззренческая позиция распространена в наибольшей степени.

Группами, в которых сочетаются низкий уровень деятельной активности и высокая религиозность в традиционных формах, являются пожилые люди и пенсионеры. Домохозяйки, имеющие сопоставимо низкий уровень активности, существенно чаще совмещают веру и экологическую обеспокоенность. Группы, в которых низкий деятельный потенциал совпадает с пониженным экологическим беспокойством (причем в обоих мировоззренческих типах), составляют жители села в южных районах страны и имеющие средние доходы. В таблице эти группы выделяются размещением в верхней части списков для обоих групп экологически обеспокоенных по сравнению с низким положением в списке деятельной активности. Таким образом, наиболее успешно закрепление экологических мировоззрений в формы социального конформизма, свойственного группам с низкой деятельной активностью, произошло у неработающих женщин, чаще всего воспитывающих детей.

Группами, сочетающими низкую норму деятельной активности с преимущественно материалистическими взглядами на жизнь, являются безработные, неквалифицированные рабочие, молодежь в возрасте до 24 лет. В таблице эти группы по материалистическим типам мировосприятия существенно выше чем в списке деятельной активности. При этом молодежь наибольший отрыв от деятельной активности показывает в группе материалистов, обеспокоенных состоянием природы, а безработные и неквалифицированные рабочие - в группах воинствующих материалистов. Укоренившееся в последней группе материалистичное мировоззрение не представляет серьезных угроз для сохранения среды, поскольку не опирается на высокую деятельную активность. Но вот как объект идеологической работы церкви и экологов эта группа является серьезным провалом, поскольку для нее, как и для предыдущей, характерна способность следовать социальной доминанте поведения - необходимого условия устойчивости общества.

Р и с . 17

Ранжирование групп социального профиля по нарастанию уровня деятельной активности и распространенности разных мировоззренческих позиций.

Деятельная

активность

Традиционные формы религиозности

Религиозность в сочетании с экологи-

Материализм в сочетании с экологи-

Мптериализм без экологических

ческим беспокойством

ческим беспокойством

беспокойств

1

Высокий доход

Пенсионеры

Мегаполисы

Учащиеся

Сибирь

2

Руководители

Старше 55 лет

Москва

Руководители

Мужчины

3

Высшее образование

Юг

Женщины

До 24 лет

Руководители

4

Учащиеся

Низкий доход

Домохозяйки

Высокий доход

Безработные

5

Специалисты

Села

Учащиеся

Сибирь

Квалифицир.рабочие

6

Москва

Женщины

До 24 лет

Специалисты

Неквалифицир.рабочие

7

Мегаполисы

Начальное образование

Служащие

Высшее образование

25-40 лет

8

Частный сектор

Север

Специалисты

25-40 лет

Частный сектор

9

Квалифицир.рабочие

Средний доход

Высокий доход

Безработные

40-54 лет

10

Служащие

Домохозяйки

Большие города

Большие города

Учащиеся

11

Север

Мегаполисы

Высшее образование

Мужчины

Высокий доход

12

Малые города

Москва

Среднее образование

Служащие

Госсектор

13

Мужчины

ВСЕ НАСЕЛЕНИЕ

ВСЕ НАСЕЛЕНИЕ

Среднее образование

До 24 лет

14

Большие города

Малые города

Урал

Частный сектор

Малые города

15

25-40 лет

Смешанный сектор

25-40 лет

Госсектор

Высшее образование

16

Среднее образование

Урал

Госсектор

Квалифициррабочие

Села

17

Смешанный сектор

40-54 лет

Низкий доход

Мегаполисы

Средний доход

18

Сибирь

Неквалифицир.рабочие

Смешанный сектор

Москва

Смешанный сектор

19

40-54 лет

Госсектор

Старше 55 лет

Домохозяйки

Среднее образование

20

Госсектор

Среднее образование

Север

Урал

Специалисты

21

ВСЕ НАСЕЛЕНИЕ

Служащие

Пенсионеры

ВСЕ НАСЕЛЕНИЕ

Урал

22

До 24 лет

Частный сектор

Частный сектор

Смешанный сектор

Большие города

23

Урал

Большие города

Малые города

40-54 лет

ВСЕ НАСЕЛЕНИЕ

24

Средний доход

Квалифицир.рабочие

40-54 Лет

Малые города

Служащие

25

Юг

Высшее образование

Начальное образование

Неквалифицир.рабочие

Начальное образование

26

Безработные

25-40 лет

Средний доход

Средний доход

Север

27

Неквалифицир.рабочие

Специалисты

Юг

Север

Юг

28

Женщины

Безработные

Неквалифицир.рабочие

Женщины

Низкий доход

29

Пенсионеры

Высокий доход

Безработные

Начальное образование

Домохозяйки

30

Низкий доход

Мужчины

Руководители

Низкий доход

Старше 55 лет

31

Села

До 24 лет

Квалифицир.рабочие

Юг

Мегаполисы

32

Старше 55 лет

Сибирь

Мужчины

Села

Москва

33

Начальное образование

Руководители

Сибирь

Старше 55 лет

Женщины

34

Домохозяйки

Учащиеся

Села

Пенсионеры

Пенсионеры

 

Высокая деятельная активность в сочетании с материализмом сознания характерна для руководителей, занятых в частном секторе, квалифицированных рабочих и мужчин. При этом у трех последних групп мировоззренческий атеизм не имеет серьезных противовесов даже в форме экологических беспокойств. Похожая ситуация характерна и для жителей Сибири, но у этой группы в целом заметно ниже уровень деятельной активности. Именно в этих слоях наиболее многочисленны убежденные воинствующие материалисты и индивидуалисты, готовые к идеологическому оправданию как разрушения природы, так и насилия над человеком. Среди руководителей достаточно много тех, кто при материалистичности взглядов испытывает беспокойство за состояние природной среды. Видимо, им достаточно часто приходится соприкасаться с этой проблемой на предприятиях и в ходе политических кампаний, в которых "плохая экология" является обязательным элементом социального популизма.

По сочетанию активности и религиозности более других социальных групп выделяются жители Москвы, крупных мегаполисов, специалисты и учащаяся молодежь. Вера в традиционных формах среди них мало распространена, а сочетающих религиозность и экологическую обеспокоенность гораздо больше. С оговорками на несколько пониженный уровень активности в эту же группу можно отнести жителей Севера и малых городов. Помимо пониженного деятельного потенциала эти две группы отличаются от рассмотренных выше по преобладанию в среде верующих более традиционных взглядов - меньшее число членов этих групп совмещают веру и экологическую обеспокоенность. Вообще в верхней части списка среди деятельно активных групп нет ни одной, в которой ранги по религиозности были бы выше рангов активности. Очевидно, что доминирующие в России религии являются не идеологией действия, а идеологией социальной стабильности. Подобное соотношение подтверждает наличие "культурного запаздывания" -постоянного опережения перемен в материальной жизни общества относительно трансформации нематериальной культуры - обычаев, убеждений, законов (W.F.Ogburn, 1922)

При исследовании диаграммы обнаружилась достаточно заметная закономерность повышения уровня экологической обеспокоенности в группе материалистов при росте деятельной активности. Коэффициент корреляции для этих феноменов составил +0.71. Более того, экологическое беспокойство деятельных членов общества, видимо, имеет более прикладной природоохранный результат.

Так, из совокупности вопросов при исследовании ВЦИОМ экологических мировоззрений россиян большинство имело очень монолитный спектр ответов. На вопросы типа: "Беспокоит ли Вас состояние природы?" - люди разных социальных слоев отвечают практически одинаково. Можно предположить, что ответы такого типа отражают общее знание о существовании проблемы охраны природы (почерпнутое из учебников, газет или с телеэкрана). Лишь в том случае, когда вопрос об охране природы увязывался с необходимостью повышения налогов или цен, возникала существенная дифференциация ответов (рис. 18).

Р и с . 18

Индикаторы экологичности мировоззрения

1

2

3

4

5

Группы социального профиля

Да

Затруд-няюсь

Нет

Согла- сен

Не сог- ласен

ответить

1

ВСЕ НАСЕЛЕНИЕ

40,3

20,4

27,1

20,1

15,0

ПОЛ

1.

мужской

43.8

19.1

27.7

21.0

14.9

2.

женский

37.4

21.3

26.7

19.4

15.0

ВОЗРАСТ

1.

до 29 лет

40.5

23.2

24.3

22.0

10.4

2.

30-49 лет

45.8

20.5

25.0

23.2

12.5

3.

старше 50 лет

33.9

18.2

31.4

15.5

20.9

ОБРАЗОВАНИЕ

1.

высшее

51.3

17.9

23.8

24.5

12.8

2.

среднее

42.6

21.4

25.3

22.0

11.3

3.

ниже среднего

33.0

19.9

30.7

16.0

20.4

РАЗМЕР НАСЕЛЕННОГО ПУНКТА

1.

Москва,СПб,мегаполис

40.9

16.0

32.4

23.6

23.1

2.

большие города

49.2

14.9

25.8

23.3

10.5

3.

малые города

41.6

20.0

26.1

20.6

13.7

4.

села

30.0

27.7

27.7

14.9

17.2

1, 2, 3 - ответы на вопрос "Готовы ли Вы ради сохранения природной среды платить значительно более высокие цены за товары и услуги для того, чтобы иметь деньги на сохранение природной среды?".

4, 5 - ответы на вопрос "В какой мере вы согласны на увеличение налогов, если будете уверены, что эти деньги пойдут на защиту окружающей среды?".

Анализ показал, что готовность платить за охрану природы более характерна для тех слоев общества, которые более работоспособны и деятельно активны. А вот ответы на вопрос о согласии на использование части средств для охраны природы определяются не только способностью платить, но и способностью принимать самостоятельные и ответственные решения. Когда речь заходит не о вздохах над увядшим цветком, а о финансировании необходимых затрат из собственного кармана, решения принимают более активные и трудоспособные "деятели". Сама активная жизнь приучила их, что за все надо платить, в том числе и "за экологию". Это как налоги – хочешь, не хочешь, но платить надо (хотя при возможности уклониться – будут уклоняться).

 

Деятельная активность и неустойчивость взглядов.

В нашем исследовании накопилось уже достаточно много примеров взаимосвязи деятельной активности и неустойчивости взглядов в соответствующих социальных группах. Эту закономерность мы наблюдали в пирамиде проблем населения, где на вершине оказались конкретные проблемы жизни народа и такой феномен, как поиск дополнительной работы, имеющие высокую многолетнюю или межгрупповую вариацию признаков. В более явном виде этот же эффект проявился в пирамиде экологических беспокойств, где максимальная амплитуда значений была характерна для ответов на вопросы о согласии на конкретные действия для сохранения природы. Поскольку степень устойчивости системы взглядов является важнейшим признаком для планирования действий, требующих изменения в общественном сознании, мы хотим специально исследовать и этот феномен.

Используя результаты опросов населения по всей совокупности проблем социального мониторинга, уровня религиозности, протестности и поисков дополнительной работы за 5 лет, мы рассчитали для каждой социальной группы коэффициенты вариации этих признаков, увеличение которых статистически объективно отражает снижение устойчивости взглядов. На диаграмме (цв. рис. 17) показано распределение изменчивости взглядов по группам населения, представленным в социальном "поле" России. Согласно проведенному исследованию, наименее устойчивыми взглядами обладают руководители, учащиеся, неквалифицированные рабочие, люди с высшим образованием в зрелом трудоспособном возрасте от 40 до 54 лет.

Максимальной устойчивостью позиций по исследованной совокупности проблем отличаются достаточно полярные группы - жители сел на Урале, в Поволжье и на европейском Севере, а также жители больших городов со средними и высокими доходами. Выборочной устойчивостью в вопросах морали (при нестабильности общей системы взглядов) отличаются неквалифицированные рабочие. Молодежь в возрасте до 24 лет именно в вопросах морали выделяется еще меньшей стабильностью взглядов, нежели в других сферах представлений.

Стабильным уровнем экологических беспокойств отличаются специалисты (чуть меньше - занятые в смешанном секторе экономики, живущие в Сибири и на Дальнем Востоке, домохозяйки и служащие). При этом для занятых в частном секторе и руководителей характерна достаточно высокая устойчивость экологических беспокойств на фоне пониженной устойчивости взглядов на другие проблемы. Наименее устойчива (высоко изменчива) система экологических представлений у учащихся (далее - у жителей Предуралья и Урала, пенсионеров, неквалифицированных рабочих и у пожилых людей старше 55 лет). Для занятых в госсекторе и лиц, имеющих высокие доходы, отмечена пониженная устойчивость экологических представлений, хотя по другим проблемам взгляды этих групп достаточно стабильны.

После оценки фактических данных об уровне изменчивости мы поставили вопрос о поиске закономерностей, которые эту изменчивость формируют или сопровождают. Статистическими методами установлено, что наиболее тесную связь с ростом устойчивости системы представлений социальной группы обнаруживает численность ее членов, придерживающихся традиционных форм религиозных взглядов (коэффициент корреляции с индексом вариации равен -0.42). Противоположным воздействием на устойчивость взглядов обладают численность экологически обеспокоенных материалистов (+0.47) и индекс деятельной активности группы (+0.43). Таким образом, можно утверждать, что степень устойчивости представлений у разных групп населения связана с мировоззренческой системой и деятельной активностью.

Механизм установленной связи вариации взглядов и деятельной активности может быть основан на том, что активная индивидуальная деятельность - это почти всегда принятие решений, которые, в отличие от веры, подразумевают выбор вариантов. Весьма вероятно, что деятельные группы населения в принципе не могут иметь устойчивых взглядов. Значительные колебания в остроте восприятия разных проблем жизни свидетельствуют о способности соответствующей группы населения менять точку зрения под воздействием изменений внешних обстоятельств, условий жизни, а также пропаганды. Деятельные группы, как это ни странно для привычных социальных стереотипов, в принципе более "убеждаемы", но не частотой показа рекламы, а логикой приводимых доказательств или аргументов. В этом случае мы имеем дело с внешними проявлениями адаптивной стратегии выживания, которая лучше других обеспечивает жизнеспособность социума в условиях кризисов.

А.В. Яблоков

Такие детали социального поведения, наверное, интересны только для социологов, все раскладывающих по полочкам. Этот вывод, как и многие другие сделанные автором, являются каким-то полупродуктом для экологов: явно недостает дальнейшего более мощного анализа и рекомендаций.

Для построения карты неустойчивости системы представлений населения были использованы данные о численности в разных регионах страны социальных групп с разными значениями вариации взглядов. Кроме этого, было проведено моделирование вариации. Основанием для модели стали статистически значимые связи вариации взглядов с изменчивостью таких признаков, как общая численность населения в регионе, рождаемость, смертность, преступность, уровень доходов, изменчивость результатов голосования, а также с соотношением мигрирующих и оседлых групп населения. Таким образом, для целого ряда социальных и демографических параметров уровень вариации распределялся по регионам настолько сходно, что на их основе можно сконструировать единую многофакторную модель вариации социальных параметров, объединяющую изменчивость взглядов населения, политических предпочтений и социально-демографических параметров общества (цв. рис. 18), которую можно называть отражением социальной нестабильности.

Как социальную нестабильность, так и вариацию (устойчивость) взглядов необходимо учитывать при решении задач пропаганды или распространения в общественном сознании новых идей. Именно такая ситуация характерна в настоящее время для экологических взглядов, уровень распространенности которых в массовом сознании в настоящее время недостаточен. Наибольшую поддержку идеи сохранения природы имеют в среде деятельного населения, которое по характеру восприятия относится к индивидуально убеждаемым группам.

Е.С. Строев

Любые традиции в России, в том числе традиции бережного отношения к природе, создаются не средствами агитации. Это в инновационных обществах, похожих, например, на США все разом могут бросить курить или начать бегать по утрам под влиянием агрессивной рекламы здорового образа жизни. Хорошо это или плохо, но в традиционном обществе любое нововведение воспринимается настороженно и сначала оценивается, не несет ли оно в себе угрозы сложившемуся порядку вещей.

Тот факт, что аргументы экологов оказались для этих людей понятными, свидетельствует в пользу их правильности. Люди, формирующие свои взгляды на основании аргументов логики и науки, признали озабоченность состоянием среды проблемой, достойной их внимания. Однако от точки зрения этой группы населения до закрепления экологических взглядов в массовом сознании - длинный путь. Его не пройти без взаимодействия с теми, кто по своей роли в общественной жизни, призванию или профессии занят поддержкой или формированием системы взглядов в широких слоях населения, главным образом в менее деятельных и в силу этого более консервативных группах. Экологи лишь "проявили" проблему. Чтобы образ стал долговечным, его необходимо "закрепить", как фиксажем в фотографии. Надо сделать экологические взгляды и образцы поведения частью социального конформизма, доминантой поведения, которую основная масса людей повторяет без рассуждений о их целесообразности или полезности.

По сути, мы вплотную подошли к проблеме использования полученных знаний для определения допустимых форм внедрения в систему взглядов россиян представлений о необходимости сохранения живой природы. Хотим мы того или нет, но эта задача соприкасается с той деятельностью, которую осуществляют политики. Цели экологов и политиков могут сильно различаться, однако закономерности, на которых строится убеждение людей, скорее всего являются общими. Это позволяет нам поставить задачу следующей главы - исследование электоральной информации для определения эффективных методов распространения и закрепления в сознании людей экологических представлений, а также выработки приемлемых форм взаимодействия экологически обеспокоенной общественности с политическим процессом вообще и действующей властью в частности.

<Глава 4

скорая помощь дежурство на мероприятии