Глава 1

Социологическое исследование роли экологических проблем в системе взглядов россиян

Краткое содержание главы.

На основании результатов социального мониторинга ВЦИОМ определено место отношения к природе в иерархии проблем, беспокоящих среднего россиянина. Оценка, представленная в виде пирамиды проблем, основана не только на численности населения, обеспокоенного той или иной проблемой, но и на показателях устойчивости этих беспокойств во времени и равномерности их распределения по социальным группам. Сравнение восприятия проблем в разных социальных группах позволило выбрать из совокупности наблюдаемых социальных беспокойств проблемы-аналоги и проблемы, противоположные экологической обеспокоенности. Эти социальные факты использованы для определения перспективных путей повышения внимания населения к проблемам охраны природы. Анализ особенностей отношения разных групп населения к основным проблемам выполнен с использованием диаграммы социального "поля", размещение в котором отражает степень сходства и различия взглядов разных социальных групп. Исследование полученной классификации показало, что близость или противоположность взглядов разных социально-демографических групп населения обусловлены различиями в деятельной активности и индивидуализме поведения их членов. Изображение экологической обеспокоенности, других беспокойств и суммарной тревожности в координатах социального "поля" позволяет видеть роль социальной пассивности или индивидуализма в формировании исследуемых феноменов сознания. Наличие данных о численности основных социально-демографических групп населения в каждом регионе страны позволило провести детальную интерполяцию полученных социологами оценок экологической обеспокоенности по всем регионам России. Исследование динамики и уровня многолетней вариации обнаружило близость религиозности и экологической обеспокоенности по этим параметрам при существенной разнице в численности соответствующих групп населения.

Отношение к природе в иерархии проблем, беспокоящих среднего россиянина.

Уровень внимания населения к проблемам состояния окружающей природной среды можно сопоставить с аналогичными показателями по многим проблемам, внимание к которым отслеживался ВЦИОМ в период с 1993 по 1998 г. Кроме результатов социального мониторинга, мы использовали данные других опросов ВЦИОМ: об интенсивности поисков дополнительных заработков, готовности к личному участию в протестах и уровне религиозности населения (Д.Н. Кавтарадзе, А.А. Овсянников, 1999).

Методическое примечание. Отправным пунктом в настоящем исследовании были результаты социологических опросов ВЦИОМ. Основной массив представляет собой данные о числе людей (в % к количеству опрошенных), подтвердивших свою обеспокоенность той или иной проблемой в ответах на вопрос "Какие из следующих проблем нашего общества тревожат Вас больше всего?" Перечень вариантов ответов представлен следующим списком, который с небольшими изменениями сохранялся в период с 1994 по первую половину 1998 г.: нехватка продуктов питания и товаров первой необходимости (1), рост цен (2), рост безработицы (3), кризис экономики и спад производства в промышленности и сельском хозяйстве (4), рост числа уголовных преступлений (5), кризис морали, культуры и нравственности (6), ухудшение состояния окружающей среды (7), обострение национальных отношений (8), резкое расслоение населения, несправедливое распределение доходов (9), коррупция и взяточничество (10), слабость и беспомощность государственной власти (11), конфликты в руководстве страной (12), вооруженные конфликты на границах и в отдельных регионах России (13).

 Чтобы оценить значение этих проблем и феноменов для населения страны, необходимо принимать во внимание не только численность обеспокоенных ими групп населения, но и степень изменчивости этих беспокойств. Стандартным статистическим алгоритмом оценки изменчивости (стабильности) признаков является расчет коэффициента вариации. Применительно к исследуемым данным социологических опросов можно определить два вида вариации. Первый отражает изменчивость показателей в течение времени (вариация значений в разные годы). Второй отражает изменчивость показателей в разных группах и определяется степенью различия взглядов в разных социальных слоях общества. И устойчивость внимания к проблеме во времени, и его равномерность по группам населения являются признаками величины её значения для населения.

Методическое примечание. Вариация вычисляется как отношение величины среднего квадратичного отклонения (квадратный корень из дисперсии) к среднему значению признака. При расчете вариации признака для разных групп низкие значения характерны для проблем, обеспокоенность которыми мало меняется при переходе от одной социальной группы к другой. Высокая вариация возникает при значительных различиях признака в разных группах. Таким образом, вариация выступает мерой равномерности распределения признака по разным группам.

Когда говорят об устойчивости взглядов респондентов, то чаще всего имеют в виду их неизменность в течение времени. Наличие данных за пять лет позволило определить и эту интегральную категорию. Расчет производился для всего населения и для каждой социальной группы. Коэффициент вариации для разновременных измерений отдельных социальных феноменов у всего населения давал меру устойчивости внимания к каждой проблеме. В тех случаях, когда определялись вариации всей совокупности проблем для каждой социальной группы, мы получали меру нестабильности взглядов уже отдельных социальных групп.

 Определяя иерархию проблем и социальных феноменов (поиски работы, религиозность), мы расположили их в виде пирамиды, к основанию которой происходит увеличение всей совокупности признаков высокого значения для общества - широты охвата, устойчивости и равномерности (Рис. 1). При этом длина сегментов пирамиды пропорциональна доле (%) обеспокоенных каждой проблемой, ширина сегментов показывает уровень однородности отношения к проблеме всех слоев общества. Интенсивность окраски отражает степень изменчивости отношения к проблеме в разные годы. Так, в нижней части пирамиды, где отражены проблемы, имеющие наибольшее количество признаков высокого значения для населения, обеспокоенность ростом цен уступает обеспокоенности ростом преступности и уровню религиозности, хотя среднее многолетнее число обеспокоенных для этой проблемы максимально. Однако вариация этого признака по годам и социальным группам заметно выше, чем для религиозности и обеспокоенности ростом преступности.

Пирамида объективно отражает иерархию проблем и социальных феноменов, (наблюдаемых ВЦИОМ), которая сложилась в сознании населения страны. В этом перечне обеспокоенность состоянием природной среды находится между обеспокоенностью кризисом морали и коррупцией власти.

 

Р и с . 1

Нехватка продуктов

Конфликты властей

Поиски 2-й работы

Национальные отношения

Вооруженные конфликты

Кризис морали, культуры

Экология

Коррупция

Социальная несправедливость

Личная готовность к протесту

Слабость власти

Спад производства, кризис экономики

Рост безработицы

Рост цен

Религиозность

Рост преступности

Длина сегмента - это большое число обеспокоенных проблемой людей, высота - однородность отношения к проблеме разных социальных групп, цвет - вариация внимания к проблеме в разные годы (чем светлее - тем устойчивее).

низкая

 

 

 

средняя

 

 

 

высокая

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

Иерархия проблем населения России в 1994-98 гг.

Те общественные силы, которые заинтересованы в повышении рейтинга экологических проблем у населения, должны считаться с конкуренцией тех проблем, которые население считает более значимыми в современных условиях. Для продвижения в массы и пропаганды проблем верхней части пирамиды надо или мотивировать их с позиций проблем нижнего уровня, или отвлекать внимание от проблем-"конкурентов". При реализации первой стратегии экологи могут апеллировать к связи между ценой товара и затраченными на его производство энергией, ресурсами и прочими "экологическими" издержками. К такому способу действия был обращен наш призыв на Конференции министров окружающей среды европейских стран, состоявшейся в июне 1998 г. в городе Орхусе (Дания): "Сохранение живой природы станет Стратегией, когда каждый житель субконтинента сможет лично оказывать влияние на этот процесс через выбор товаров и услуг преимущественно тех стран, которые смогли сохранить свою природу. Для этого население должно иметь информацию об ущербе, наносимом живой природе, и экологических аспектах деятельности стран, политиков, транснациональных и национальных компаний-производителей товаров и услуг" (А. Мартынов, Н. Доманова, Е. Симонов, 1998). Столь же корректно обращение экологических движений к аргументам личной безопасности, индикатором которой в пирамиде выступает обеспокоенность ростом преступности. Именно этими аргументами обуславливается строительство экологических кампаний в городах с высоким уровнем загрязнения.

Одной из особенностей восприятия населением проблемы охраны природы является достаточно высокая устойчивость во времени (светлые тона в темном окружении) при относительно низкой численности обеспокоенных ею людей, она отличается от большинства своих соседей по рангу. Правда, уровень вариации по социальным группам у экологических беспокойств заметно выше, чем у соседствующих с ними в пирамиде проблем. Повышенная устойчивость экологических беспокойств и их локализация в небольшом числе социальных групп являются принципиальными признаками, которые в опросах ВЦИОМ проявляются достаточно слабо, но многократно подтверждаются при исследовании других материалов, приведенных далее в нашей книге.

Проблемы и феномены, лежащие в основании пирамиды (религиозность, экономический кризис, рост безработицы, цен и преступности), отличаются не только высоким вниманием большинства населения, но и отсутствием значительных расхождений в отношении к ним разных социальных групп. По этой причине любые действия, вызываемые подобными проблемами, воспринимаются обществом как наиболее социально приемлемые и всем понятные. И наоборот мотивация поступков проблемами, лежащими в верхней части пирамиды, непривычна, далеко не всем членам общества кажутся серьёзными аргументы приводимые в их обоснование. Соответственно действия, основанные на проблемах верхней части пирамиды, к которой тяготеет экологическая обеспокоенность, требуют больших личностных усилий, чаще воспринимаются как нонконформистское поведение, а в итоге для деятельности по решению этих проблем оказывается необходимым больший заряд социальной активности.

 

Сравнение восприятия проблем в разных социальных группах - поиск аналогов и противоположностей экологической обеспокоенности.

Определения численности обеспокоенных состоянием природы и устойчивости этих беспокойств недостаточно для понимания места отношения к природе в сознании россиян. Средние показатели, полученные при опросах, могут иметь близкие значения у нескольких проблем, но при этом каждая проблема может преимущественно беспокоить разные социальные группы.

Чтобы выявить проблемы, наиболее близкие по социальному составу уделяющих им внимание людей, можно статистически оценить тесноту связи между ними. В таблице (рис. 2) приведены коэффициенты корреляции, отражающие сходство и различие численности обеспокоенных состоянием природной среды в каждой социальной группе и численности обеспокоенных другими социальными проблемами в этих же группах в среднем за 5 лет социального мониторинга.

Методическое примечание. Статистической мерой тесноты связи пары признаков является коэффициент корреляции. В тех случаях, когда два признака меняются синхронно - высокие значения первого признака совпадают с высокими для второго, соответственно низкие совпадают с низкими, между двумя явлениями существует высокая положительная корреляция (максимум +1). Если высокие значения первого признака совпадают с низкими значениями второго и наоборот, то между этими признаками есть высокая отрицательная корреляция (максимум -1). Наконец, в тех случаях, когда второй признак может принять высокие, низкие или средние значения независимо от величины первого признака, между ними нет связи (корреляция близка к нулю).

В нашей работе оценка корреляции очень часто использовалась в качестве инструмента исследования и поиска однотипных процессов, групп населения или социальных феноменов. Высокое сходство чаще всего говорило об однотипности или одинаковом восприятии проблем людьми, а противоположность (отрицательная корреляция) - о конкуренции или взаимозамещении явлений. Такой информации вполне достаточно для содержательного описания большинства явлений и процессов.

 

Р и с . 2

Коэффициенты корреляции социальных профилей для обеспокоенных состоянием природной среды и иными проблемами, наблюдаемыми ВЦИОМ

Группы проблем

корреляция

Экологическая обеспокоенность

+1.00

Кризис морали, культуры

+0.664

Поиски 2-й работы

+0.352

Национальные отношения

+0.331

Рост преступности

+0.228

Слабость власти

+0.214

Безверие

+0.175

Вооруженные конфликты

+0.103

Коррупция

+0.048

Спад производства, кризис экономики

-0.004

Конфликты властей

-0.025

Религиозность

-0.175

Рост безработицы

-0.305

Нехватка продуктов

-0.398

Рост цен

-0.431

Социальная несправедливость

-0.578

Личная готовность к протесту

-0.787

Из таблицы следует, что близкие по значению для общества (соседствующие в пирамиде проблем) кризис культуры и состояние природы, беспокоят преимущественно одни и те же группы населения. А вот проблемы коррупции власти и военных конфликтов не обнаруживают высокого сходства с социальным профилем экологических алармистов (alarm - тревога), хотя острота восприятия и устойчивость внимания к этим проблемам у них примерно одного порядка. Кардинальные же различия имеет социальная структура экологистов и населения, обеспокоенного проблемами социальной справедливости, хотя в пирамиде беспокойств эти проблемы разнесены всего на одну позицию друг от друга.

Социальное "поле" России и размещение в нем некоторых проблем.

В предыдущем разделе показано, что особенности восприятия проблем разными социальными группами могут служить показателями их роли и места в системе взглядов людей. В методическом примечании изложены принципы построения графического образа социального "поля", который дает целостное представление обо всех слоях общества. На социальном "поле" местоположение каждой группы отражает сходство (корреляцию) между ними, определенное на основании её отношения ко всей совокупности проблем социального мониторинга. При этом группы населения с наиболее близкими (сходными) взглядами размещены на социальном "поле" рядом друг с другом, а группы, различно относящиеся к основным проблемам - на максимальном удалении друг от друга (Рис. 3). На схеме численность каждой социальной группы обозначена кругами разного диаметра (Рис. 4).

Р и с . 3

Р и с . 4

Поскольку диаграмма социального "поля" представляет собой результат статистической оценки всей совокупности наблюдаемых признаков, возникла необходимость содержательной интерпретации ее осей. Для восприятия диаграмм социального "поля" необходимо понять: именно те свойства, которые вопреки тому, что в силу ограниченности набора вопросов социального мониторинга они остаются скрытыми от непосредственного измерения, определяют и организуют структуру размежевания позиций разных групп населения. Поиск скрытых (латентных) свойств основывается на определении наиболее острых расхождений взглядов групп населения по каждой из осей. Для этого все проблемы и социальные феномены были исследованы на тесноту связи со значениями их координат на горизонтальной оси Х и вертикальной оси У. Оказалось, что низким значениям на горизонтальной оси наиболее четко соответствуют высокие значения обеспокоенности ростом цен (коэффициент корреляции -0.856), характерной для пассивных и нуждающихся в социальной защите групп населения. А вот на противоположном конце горизонтальной оси сосредоточены высокие значения числа самостоятельно ищущих дополнительные заработки (корреляция +0.664). На основании таких результатов можно дать смысловую интерпретацию росту значений по оси Х как повышению способности членов группы к активным действиям. В соответствии с этим на всех схемах горизонтальная ось обозначена как пассивность-активность.

А.В. Яблоков

Важный, хотя и вполне предвидимый вывод, который надо учитывать в практической политике.

Для вертикальной оси диаграммы социального "поля" анализ выявил следующие содержательные индикаторы. Снижение значений по оси У наиболее тесно связано с повышением обеспокоенности социальной несправедливостью (коэффициент корреляции -0.574). Рост же значений имел наиболее тесную положительную корреляцию (+0.562) с одним из индикаторов индивидуализма поведения. Этот индикатор определен как отношение оценки человеком вероятности социальных протестов к его личной готовности в этих протестах участвовать. Высокие значения этого индекса возникают в тех случаях, когда отвечающий на вопрос предпочитает действовать иначе, нежели окружающее его большинство населения. Низкие значения индекса соответствуют противоположной ситуации. Так, в сельской местности в акциях протеста готовы принять участие не только все те, кто считает, что для протестов есть все условия, но и 10% тех, кто не видит оснований или условий для проведения протестов (индекс =0.9). Соответственно, вертикальную ось можно содержательно интерпретировать как переход от предпочтения коллективных форм социального поведения (готовности действовать "как все") к индивидуальным ("мнение большинства мне не указ"). Б.Б. Прохоров (1998) называет приспособление индивида к характеру межличностных отношений социальной адаптацией или социализацией (стр. 32). В соответствии с этим на всех схемах вертикальная ось кратко обозначена как социальность-индивидуализм.

В качестве примера приведены распределения в социальном "поле" средних значений для двух проблем - наиболее сходной (кризис морали- верхняя строка таблицы на Рис. 2) и наиболее отличающейся (социальная несправедливость- нижняя строка той же таблицы) от обеспокоенности состоянием природы. В социальном "поле" обеспокоенных кризисом морали и культуры (цв. рис. 1) высокие оценки характерны для руководителей, специалистов, лиц с высшим образованием, высокими доходами, живущими в Москве и других мегаполисах. Эти группы на диаграмме социального "поля" расположены в правом верхнем углу, что содержательно отражает большее беспокойство проблемами кризиса культуры и морали в индивидуально деятельных слоях общества.

Методическое примечание. Наиболее распространенным способом исследования социологической информации является расчет значений наблюдаемого показателя по социально-демографическим группам (социальному профилю) и сравнение сходства и различия разных групп. Результаты опросов ВЦИОМ представлены для семи типов деления населения - по полу, возрасту, образованию, социально-профессиональному статусу, размерам населенного пункта, регионам, уровням доходов и секторам экономики. Большинство опросов преследует своей целью получение репрезентативной оценки для всего населения страны. Оценки же для отдельных групп населения при этом статистически менее достоверны. Чтобы сократить влияние статистических погрешностей, исследование различий между социальными группами производилось на показателях средних значений за 1994-98 гг.

В основном тексте работы часто используются краткие наименования социально-демографических групп, включенных в социальный профиль. Чтобы обратить внимание на те случаи, когда речь идет именно о показателях для формально выделенных категорий населения, они пишутся курсивом. Кроме этого, читатели должны иметь в виду определенную условность. Разные типы деления общества на социально-демографические группы производится независимо от остальных, но на одном и том же первичном материале. Поэтому когда в тексте говорится о различиях в позиции женщин и руководителей, надо иметь в виду, что часть женщин является руководителями и тип восприятия группы, состоящей только из женщин, находящихся на руководящих постах, нам неизвестен. Мы можем лишь предполагать, что их позиция будет некоторой комбинацией взглядов, зафиксированных для обеих групп.

 Наиболее отличается от профиля экологических алармистов профиль обеспокоенных ростом социальной несправедливости (цв. рис. 2). Именно эта группа беспокойств имела наибольшую корреляцию со снижением значений на вертикальной оси диаграммы социального "поля". Можно говорить, что эта проблема имеет наибольший отклик в тех социальных группах и слоях общества, которые являются сторонниками коллективизма и социального конформизма.

Таким образом, для экологической обеспокоенности определяется не только суммарное значение в проблемах населения, но и более конкретное место в социальной структуре российского общества. Это место связано преимущественно с более деятельными социальными группами, поведение и суждения которых отчетливо противостоят позициям, разделяемым основной массой населения страны.

А.В. Яблоков

Для революционного переходного периода это не удивительно. Сейчас люди решают проблемы в масштабах дня-месяца-года, экологические же проблемы имеют масштаб поколений. Только когда у общества появится возможность отойти от повседневных забот и подумать о будущем, экология прочно займет место в общественном сознании. Сейчас же, только те группы, которые озабочены будущим в большей степени, - молодые родители и бабушки-дедушки, заботящиеся о внуках порой больше, чем родители, - должны быть сильнее озабочены экологическими проблемами.

 

Особенности и закономерности этого противостояния являются предметом нашего внимания, поскольку в них, возможно, скрыты причины недостаточного осознания обществом опасностей и угроз, связанных с разрушением живой природы.

 

Сумма социальных беспокойств и ее соотношение с экологической обеспокоенностью.

Для исследования субъективных особенностей восприятия риска и угрозы безопасности необходимо использовать показатели, имеющие минимальную зависимость от особенностей конкретных предметных областей - экономической, культурной, религиозной или экологической. Этому условию лучше всего отвечает индекс, агрегирующий все наблюдаемые ВЦИОМ беспокойства. Этот показатель для каждой социально-демографической группы позволяет ранжировать их по уровню озабоченности основными проблемами общественной жизни.

Методическое примечание. Помимо содержательной интерпретации различий и сходств социальных групп по их вниманию к отдельным проблемам, важные содержательные констатации можно извлечь из оценки их сочетаний. Одним из примеров является сравнение групп по сумме (или среднему значению) выражаемых членами группы социальных беспокойств для всех 13 проблем социального мониторинга. Суммарный показатель, в отличие от отдельных проблем, характеризует общий уровень социальной тревожности группы или степень ее включенности в проблемы общественной жизни.

Наименее включенными в проблемы общественной жизни являются учащиеся - 28.4%. (Для автора настоящей работы этот результат вполне логичен, поскольку годы студенчества и сейчас воспринимаются им, и не только им, как золотое время беззаботной жизни). Далее в списке групп с низкими уровнями социальных беспокойств следуют жители села, Севера, молодежь до 24 лет и лица с начальным образованием. Если низкая включенность в проблемы общественной жизни для малообразованной части населения имеет хорошо известное житейское обоснование (меньше знаешь - крепче спишь), то присутствие в этой части списка северян и жителей села требует некоторого осмысления. Возможно, что эти две группы действительно не отличаются высоким уровнем социальной тревожности (когда сельские жители рассуждают примерно так: "У меня-то картошка и сало всегда найдутся"). Однако наш опыт говорит о том, что это лишь частичное объяснение полученного результата. Другая часть объяснения, по нашему мнению, связана с тем, что набор проблем социального мониторинга составлялся с позиций столичных жителей и проблемы, действительно важные для жителей российской глубинки, просто оказались в нем недостаточно представленными.

Н.Г. Алексеев

Когда знакомишься с глобально организованными социологическими исследованиями, всегда возникает вопрос о системе ограничений, на которых она построена. Эта точка зрения не чужда автору (см. его замечание о наборе проблем социального мониторинга), однако проводить ее надо, на мой взгляд, более жестко и последовательно, ибо только таким образом возникает продуктивная проблемность изложения. Так, например, социальные ожидания (основная категория рубрикации мнений респондентов) берутся только с их "негативной" стороны (как беспокойства) и не исследуются с "позитивной" (как представления о желаемом качестве жизни).

Наиболее озабоченными тем кругом проблем, которые входят в список ВЦИОМ, являются специалисты и лица с высшим образованием. С одной стороны, мы наблюдаем проявление хорошо известного неравнодушия интеллигенции, с другой стороны, видимо, сам список проблем в наибольшей степени ориентирован именно на эту группу лиц. Далее в порядке снижения тревожности следуют: люди в возрасте 40-54 лет (думают, как обеспечить беззаботную жизнь своим детям и детям детей), служащие, занятые на госпредприятиях, и домохозяйки. Последним, видимо, помимо собственных проблем, приходится беспокоиться о судьбах героев телевизионных сериалов. Приведенные данные говорят о том, что тревожность, как осознанная человеком неудовлетворенность окружающей его ситуацией, не является однозначной функцией материального благополучия. Поэтому-то частота забастовок, акций протеста или итоги голосования так редко совпадают с официальными показателями соотношения прожиточного минимума и доходов на душу населения (см. М.Л. Шаккум, 1998 - раздел "Официальная информация о доходах населения"). Существенна роль социального статуса и, видимо, психологических особенностей индивидов, преобладающих в том или ином регионе.

Располагая данными о суммарном уровне тревожности, можно оценить роль отношения к природе в разных группах населения с поправкой на степень их включенности в проблемы жизни общества. Для этого надо подсчитать отношение доли озабоченных экологическими проблемами к среднему уровню тревожности (цв. рис. 3). Максимальные значения имеют те группы, которые называли экологию чаще, чем другие проблемы (цены, национальные отношения, мораль, ...). На первом месте по вниманию к экологическим аспектам жизни общества стоят учащиеся, лица в возрасте до 24 лет, живущие в мегаполисах. Замыкают список пенсионеры, жители села и юга страны.

 

Распределение экологической обеспокоенности по регионам России.

Данные социального мониторинга имеют ограниченное применение для непосредственного исследования региональных аспектов наблюдаемых ими социальных феноменов. Однако частичное решение этой проблемы возможно на основании экстраполяции оценок, полученных при опросах. Согласно такой экстраполяции, при преобладании в регионе неквалифицированных рабочих средняя оценка пропорционально смещается в сторону значений, зафиксированных при опросах для этой группы.

Методическое примечание. Дороговизна опросов общественного мнения в значительной мере ограничивает их репрезентативность. Результат "в среднем по стране", безусловно, полезен лишь в ограниченном числе случаев. Стоимость более широких опросов – категория экономическая. Поэтому принятой ВЦИОМ раскладки мнений лишь по пяти макрорегионам совершенно недостаточно для столь сложной страны, как Россия. Экстраполяция же данных ограниченных опросов является отдельной методической проблемой, качество решения которой мы попробовали увеличить за счет использования показателей социально-демографической дифференциации населения в регионах. Наличие данных о социальной структуре населения в каждом регионе позволяет производить модельный расчет уровня внимания к основным проблемам социального мониторинга для общества с подобной структурой. В результата расчетов определяются те результаты опроса, которые были бы получены в регионе при условии, что все члены каждой социально-демографической группы имели бы тот уровень беспокойства, который зафиксирован для этой группы в целом по России. Фактически такой расчет является экстраполяцией средних для социальной группы данных в соответствии с ее численностью в регионе.

 

Выполненная таким методом оценка доли населения, обеспокоенного состоянием природы, приведена на карте (цв. рис. 4). Основное отличие регионального распределения обеспокоенных этой проблемой от распределения множества других социальных феноменов - необычайно большой разрыв между двумя столицами (Москва и С-Петербург) и остальной территорией России. Ни на одной из исследованных нами карт, часть которых будет воспроизведена в этой книге, нет такого резкого различия. Второй эшелон по уровню экологической тревожности составляют регионы с крупными научными центрами (Московская, Нижегородская, Томская области и Татарстан) и/или с наиболее острыми экологическими ситуациями (Урал, Западная Сибирь, Мурманская область и прилегающая к Норильску часть Таймырского округа). Пониженным уровнем экологической обеспокоенности отличаются почти все регионы с преимущественно сельским населением, которых особенно много в российском Черноземье.

Е.С. Строев

Из приведенных социологических материалов складывается впечатление, что экологическая озабоченность это озабоченность столиц и деловых центров страны. Город, и особенно такой мегаполис, как Москва, максимально отгорожен от природы. Если житель села или даже малого города может отойти от дома и оказаться в лесу, набрать грибов, наловить в реке рыбы, то москвич видит около своего дома чахлые деревья, одетую в бетон Москву-реку или Яузу, тусклое солнце в дымке густого смога.

Однако причина различий не столько в этом. Проблемы охраны природы меньше беспокоят те группы населения, для которых более остро стоят проблемы низкого уровня жизни, занятости или безопасности. Тот факт, что внимание к сохранению природы снижается по мере ухудшения условий жизни, имеет и обратную сторону.

Повышенное экологическое беспокойство как проблема более благополучных регионов и социальных групп является косвенным признаком успешности или неудачи социально-экономической политики в стране, регионе или городе. Высокий приоритет природоохранных проблем во взглядах населения может служить для руководителя своеобразной оценкой качества его работы по основным социально-экономическим направлениям.

Таким образом, региональное распределение экологических беспокойств оказалось очередным свидетельством их отрыва от фундаментальных проблем российского населения, повышения к ним внимания в основных управляющих центрах страны и культурных центрах крупных макрорегионов. Эта констатация позволяет поставить задачу переориентации эколого-разъяснительной и политико-экологической работы с тех регионов и социальных групп, которые уже имеют высокий уровень понимания проблем экологической безопасности, на те группы, для которых это понимание пока менее характерно. Чтобы сделать разъяснительную и пропагандистскую работу в новых социальных группах более эффективной, необходимо выяснить происхождение и механизмы сохранения разрыва между восприятием угрозы состоянию природы сознанием разных групп россиян.

Динамика экологической обеспокоенности и других проблем.

Представления разных групп населения не являются застывшими категориями. Опросы ВЦИОМ демонстрируют существенные изменения этих показателей в период с 1993 по 1998 гг. Если провести сглаживание колебаний по годам, то можно с минимальными погрешностями сравнивать разные группы населения по преобладающим тенденциям их обеспокоенности отдельными проблемами или общей "тревожности". За прошедшие годы снижалась острота восприятия проблем нехватки продуктов питания (почти в 3 раза), роста цен (в 2 раза) и экологии (в 1.5 раза). Первые две тенденции отражали объективные успехи в наполнении рынка необходимыми товарами и торможении инфляции (данные за 1998 г. относятся к первой половине года). Спад внимания к экологическим проблемам не имеет столь же объективных оснований. Темпы спада уровня загрязнений атмосферы и водоемов в России существенно ниже масштабов сокращения объемов производства (см. Государственный доклад "О состоянии окружающей природной среды Российской Федерации в 1996 году"). Нельзя его объяснить конкуренцией более острых социальных проблем, поскольку самые конкретные из них были решены и имели темпы снижения даже более высокие, чем внимание к состоянию природы. Более вероятной представляется гипотеза о субъективной природе спада внимания к проблемам экологии, в основе которой лежит вытеснение их из средств массовой информации проблемами производства и политической жизни. Характерно, что внимание к экологии возрастает лишь в периоды избирательных компаний, которые чаще проводились в первой половине исследуемого нами периода (1993, 1995, начало 1996 гг). Отсутствие экологической проблематики в средствах печати и на телеэкранах с середины 1996 г. и до середины 1998 г., скорее всего, и обусловило значительный спад внимания к ней в этот период.

Методическое примечание. Простое определение тенденции обеспокоенности конкретной проблемой производится как отношение числа обеспокоенных в один год к их числу в другой год. Чтобы получить оценку тенденции, доминировавшей в течение всего рассматриваемого периода, свободную от колебаний, случайных ошибок и конъюнктурных скачков, мы производили расчет тенденций для каждой пары лет. В период с 1994 по 1998 гг. всего возможно 10 пар отношений, из которых было рассчитано среднее взвешенное значение. "Вес" равнялся длине периода между сравниваемыми показателями, максимальный вес - 4 для величины изменений обеспокоенности в 1998 г. относительно уровня 1994 г., минимальный - 1 для соседних годов (98/97, 97/96, 96/95, 95/94). В результате получено сглаженное значение, отражающее масштабы и направление изменений, доминировавших в рассматриваемый нами период.

По социальным группам тенденции в сфере экологической обеспокоенности населения просто удручающи (цв. рис. 5). Наиболее стремительный спад внимания к проблемам охраны природы произошел у учащихся и пенсионеров, а также у людей наиболее зрелого возраста от 40 до 54 лет, преимущественно квалифицированных рабочих. Если учесть, что последние три группы и без того отличались пониженным уровнем внимания к живой природе, следует признать, что экология не выдержала конкуренции с другими проблемами жизни именно в тех группах, которые в наибольшей степени ответственны за экономическое развитие страны. Минимальный спад внимания к проблемам сохранения природы отмечен у жителей села, Сибири, имеющих средние доходы и занятых в смешанном секторе экономики. У селян и лиц со средними доходами стабильность взглядов на сохранение природы сложилась на весьма низком уровне, образно говоря, им-то и отступать особенно некуда. А вот относительное сохранение остроты восприятия в Сибири и в смешанном секторе экономики требует объяснений. Возможно, что эти группы в последнее время чаще других реально соприкасались с фактами разрушения природной среды. Это вполне соответствует тенденции сырьевой переориентации экономики России в период кризиса, когда сохранялась, а местами и наращивалась, добыча нефти и газа, рубка лесов, добыча золота, алмазов и других полезных ископаемых.

Н.Г. Алексеев

Еще один заинтересовавший меня момент: реальное поведение (дела) и мнения отнюдь не стопроцентно совпадают. Бывает и так, что по своей направленности они бывают прямо противоположными - это любой может пронаблюдать в жизни "дачников" летом в глубинках России, разумеется экологически ориентированных их представителей.

Каков же выход из данной ситуации? Для начала он мне видится в нестандартных специализированных исследованиях, позволяющих порой сильно скорректировать данные социального мониторинга, что помогает, кстати, оживить (проблематизировать) изложение. Приведу один из таких примеров. Не так давно я прочел в газете анализ ответов на вопрос: "Какие денежные единицы Вы считаете реальными деньгами (1 рубль, 10 руб., 100, и т.д.)". Статистика ответов на него мне лично дала значительно больше, чем данные о "корзинах" и т.п.

Впрочем, отмеченное противоречие, частично анализируется автором во второй главе и далее, но все-таки вскользь.

Обеспокоенность населения ростом уголовной преступности в характеризуемый период медленно сокращалась практически во всех социальных группах. Сильнее всего упало беспокойство у учащихся и руководителей. Однако лица с высокими доходами, особенно живущие на юге страны, почти сохранили уровень опасений преступностью. Этим людям есть что терять, а нестабильность на Кавказе поддерживала их тревогу. Сохранение обеспокоенности преступностью у неработающих женщин - домохозяек имеет, видимо, и психологическую природу. Именно эта группа с "жадностью" впитывает криминальные новости, льющиеся с экранов телевизоров. Не последнюю роль играет и повышенная численность этой категории населения именно в южных районах страны, так как на севере неработающее женское население весьма невелико.

Наиболее значительный и устойчивый рост был зафиксирован среди обеспокоенных проблемой утраты идеалов социальной справедливости - более чем в 2 раза для всего населения. Однако социальная структура этой тенденции не однородна (цв. рис. 6). По динамике отношения к этой проблеме общество буквально разрезано на две части. Особенно сильно выросла обеспокоенность у неквалифицированных рабочих, учащихся и молодежи в возрасте до 25 лет. А вот среди занятых в смешанном секторе экономики, жителей села, лиц со средним уровнем доходов, живущих на Севере, Предуралье и Урале, внимание к социальной несправедливости даже снизилось на 15-20%.

Общий уровень "тревожности" остался почти неизменным лишь у домохозяек и безработных. А вот у занятых в частном секторе сумма беспокойств снизилась более чем в полтора раза. На 25-20% снизилась тревожность у жителей больших городов, сибиряков, а также у лиц со средними и низкими доходами.

Первые выводы.

Подведем первые итоги. Внимание к состоянию природы сегодня нельзя отнести к фундаментальным беспокойствам большинства россиян. Острота этой проблемы оценивается разными слоями весьма различно. Повышенное экологическое беспокойство выражают в основном те же социальные группы, которые обеспокоены кризисом морали и культуры. Для этих социально-демографических групп статистически значимо зафиксирован рост проявлений индивидуализма, склонности к самостоятельному выбору способа действия, несогласия с позицией большинства. Все это, вероятно, обусловлено неудовлетворенностью не столько культурой творческих мастерских, сколько хозяйственно-бытовой культурой большинства населения. Сочетание индивидуализма и экологической обеспокоенности можно трактовать как неудовлетворенность узкой социальной группы той системой отношения к природе, которая сложилась у большинства населения и закреплена в принятых обществом нормах поведения и мотивации поступков.

А.В. Яблоков

Сомневаюсь в обоснованности этого вывода. Тут много методологических ловушек, которые надо внимательно оценить, прежде чем обсуждать этот вывод.

В то же время внимание к сохранению природы и обеспокоенность кризисом культуры обнаруживают более высокую устойчивость во времени (низкая вариация по годам), нежели внимание к другим проблемам, соседствующим с ними в пирамиде значений. Показатели устойчивости отношения к проблемам кризиса культуры и состояния природы близки к показателям стабильности, характерным для фундаментальных проблем общества - безопасности и религиозности. Таким образом, можно выдвинуть гипотезу, что необходимость сохранения природы расценивается как фундаментальная мировоззренческая установка лишь узкой частью общества, тогда как большинство населения не придает ей такого статуса.

Глава 2

техническое обслуживание насосов | насосы для сжиженных газов
Модуль 1000base lx
В продаже - Модуль, низкие цены! Невостребованные остатки
fti-optronic.com
Пом
пом
fti-optronic.com