ПОЛИТИЧЕСКАЯ ПОЛЯРИЗАЦИЯ

как индикатор социального недовольства и этнической напряженности в регионах России

Одним из важнейших показателей социально-политического климата в стране является уровень политической поляризации взглядов населения. Излишне подчеркивать, что этот показатель непосредственно связан с уровнем социальной напряженности в обществе, а через нее - и с показателями социального и физического здоровья населения .

Материалы выборов в России в 1993 - 1996 гг. представляют собой наиболее полные и достоверные опросы общественного мнения страны. Обширный цифровой материал (особенно по итогам выборов в Думу) позволяет применить точные методы для содержательной интерпретации их результатов с позиций недовольства действиями власти, социальной и даже этнической напряженности. В этом качестве обширная электоральная статистика используется как объективный и чрезвычайно чувствительный инструмент, многократно превосходящий исследовательский потенциал социологических опросов. Предметом анализа в этом случае выступает не поддержка отдельных сил, а величина сходства или различия во взглядах и численность групп населения с различающимися взглядами.

Критерием количественной оценки противоположности политических пристрастий является величина отрицательной корреляции между числом голосов, набираемых разными блоками и партиями в разных регионах. В обычных, неполяризованных условиях, чем больше голосуют за одних, тем меньше голосов набирают их самые ярые оппоненты. Высокий уровень поляризации проявляется в тех случаях, когда большое число голосов одновременно набирают политически противоположные партии и блоки, что является показателем повышенного уровня противостояния в обществе.

Рассмотрим ситуацию по итогам выборов в Государственную Думу, проведенным в 1993 г. [1].

Поляризация велика практически по всей стране и лишь в некоторых краевых национальных автономиях с низким уровнем образования она оказалась незначительной. Максимумы поляризации отмечаются в столицах, на Кавказе, во многих автономиях, развитых промышленных областях. Причины понятны - за два месяцав до выборов в вооруженном конфликте была подавлена парламентская оппозиция, страна была на грани гражданской войны, страсти накалены до предела. Автономии Кавказа внимательно следят за событиями в противоборстве Чечни и центра, Татарстана и центра, напряженность которого нарастает.

За два года ситуация разительно изменилась. На выборах в 1995 г. политические взгляды населения большинства регионов Сибири и Севера стали гораздо более монолитными и менее поляризованными. Крайне низкой оказалась политическая полярность взглядов жителей обеих столиц. Зонами наиболее высокой поляризации на этот раз являются "красный пояс" вокруг Москвы, Северный Кавказ и ряд районов юга Сибири за исключением наиболее промышленно развитых.

Отношение этих показателей показывает, что поляризация за прошедшие два года снизилась повсеместно [2]. Но если в столицах, газо- и нефтедобывающих округах Западной Сибири и Свердловской области она упала до 35-40% от значений 1993 г., то в черноземных регионах европейской России и в Кузбассе - до 60-70%.

Практически везде вне "красного пояса" уровень спада поляризации в целом коррелировал с уровнем промышленного развития регионов. Следует отметить, что используемый способ расчета улавливает лишь внутрирегиональную поляризацию, но не отражает межрегиональной. Поэтому, например, снижение поляризации указывает как на снижение напряженности внутри региона, так и на то, что регионы четче определили свои политические привязанности, однако ничего не говорит об уровне межрегиональной поляризации (например, деловые центры - черноземная и нечерноземная провинция, Москва - Кавказ и т.д.).

По видимому, после снятия стресса от вооруженного конфликта октября 1993 г. население промышленно развитых регионов довольно быстро определилось со своими политическими интересами, люди стали голосовать здесь более монолитно. Особенно это характерно для регионов, поддерживающих существующую власть. В регионах слаборазвитых и преимущественно сельских эти процессы явно запаздывали, острота противостояния разных групп электората сохранялась. Поддержка этими регионами оппозиции также является важным фактором сохранения поляризации, поскольку по мере укрепления действующей власти и стабилизации экономической жизни страны (в 1993 г. потребительские цены выросли в 9.4 раза, а в 1995 - в 2.3 раза), численность групп населения, предпочитающих сохранять лояльность, возрастает.

Более детальный анализ политической поляризации в 1995 году позволяет выделить ее составляющие. Одну из групп составили избиратели, проголосовавшие за блоки, которые воспринимались как партии, имеющие властные полномочия, пользующиеся благосклонностью центральных или местных властей. Чем сильнее население страны поддерживает политических оппонентов этой группы, тем выше отрицательная корреляция между соответствующими блоками. Таким образом, величина отрицательной корреляции является объективным критерием неприятия действующей власти каждой группой избирателей. Сумма величин отрицательной корреляции по всем блокам, подсчитанная с учетом числа поданных за них голосов, отражает степень недовольства всего населения региона политикой, осуществляемой правительством России.

Совершенно очевидно, что поляризация политических взглядов населения в значительной степени определяется недовольством действующей властью (светлая штриховка на рисунке). Однако исследование показало, что в некоторых регионах общая поляризация еще более высока. Причины повышенной конфронтационности взглядов населения связаны с другими факторами, не столь очевидными в нынешней ситуации, но способными сыграть решающую роль в будущем. Для картографирования “повышенной конфронтационности” показатель общей политической поляризации (одновременное голосование большого числа избирателей за объективно противоположные партии) сопоставляется с показателем уровня недовольства властью (см рисунок). Выявленная таким образом разница (темная штриховка) - трактуется как дополнительный вклад пока неизвестных факторов в социальную напряженность.

Этот дополнительный вклад в политическую поляризацию оказался наиболее значительным во всех национальных автономиях России за исключением тех, где титульное население составляет меньшинство. Таким образом можно предположить, что удалось косвенно оценить уровень напряженности межэтнических отношений.

Другим индикатором этнической напряженности является отношение миграционной подвижности в городах и сельской местности каждого региона [3]. В обычных условиях сельское население более подвижно . Однако в период экономического кризиса практически во всех автономиях страны произошло изменение этой закономерности, которого не наблюдалось в соседствующих с ними областях и краях с преобладающим русским населением. Анализ показал, что эта инверсия показателя связана с устойчивым дискомфортом русского населения, которое в автономиях преимущественно сосредоточено в городах. На приведенной ниже карте два описанных выше индикатора этнической напряженности интегрированы в единую оценку.

Особенно острая ситуация складывается на Кавказе, в Туве, Якутии. Несколько менее напряженными являются социально- политические взгляды этнически разных слоев населения на Алтае, в Бурятии, в Калмыкии, Башкирии, Усть-Ордынском и Агинском- Бурятском округах. Уровень избыточной поляризации взглядов разных групп населения в Татарии, Чувашии, Мордовии и Адыгее хотя и выше среднероссийского, но уже сопоставим с уровнем отдельных регионов с преобладающим русским населением.

Очевидно, что в автономиях имеет место различие в политической ориентации между национальным и русским населением. Кроме того, военные действия в Чечне способствовали тому, что поляризация взглядов по национальному принципу во многих автономиях по-прежнему сохраняется. При этом среди множества чисто бытовых нюансов межнационального общения немалую роль играет и фактор формирования руководящих элит по национальному признаку. Очевидно, что в недалеком будущем руководству России параллельно с решением экономических проблем страны придется решать вопрос об очередной стадии оптимизации системы федеративных отношений.

Наконец, на этой карте просматриваются и проблемы третьего уровня. Повышенная остаточная поляризация практически во всех аграрных регионах степной полосы отражает наличие глубинных противоречий во взглядах на жизнь и политическое устройство страны между разными группами населения этих районов. Причина этих противоречий - уже не отношение к действующей власти или этнические различия. Скорее всего здесь мы наблюдаем присутствие напряженного ожидания решения вопроса о земле, которое именно в этих регионах разными группами населения представляется принципиально противоположным. Горожане, в первую очередь интеллигенция, и новые фермеры выступают за частную собственность на землю, тогда, как селяне этих регионов по-прежнему являются сторонниками колхозно- совхозного строя.


[1] - Данные использованные для карты: Число голосов поданных за партии и блоки по общефедеральному избирательному округу по выборам депутатов Государственной Думы 12 декабря 1993 г.
[2] - Данные использованные для карты: Число голосов поданных за партии и блоки по общефедеральному избирательному округу по выборам депутатов Государственной Думы 12 декабря 1993 г.; Число голосов поданных за партии и блоки по общефедеральному избирательному округу по выборам депутатов Государственной Думы 17 декабря 1995 г.
[3] - Мартынов А.С. Виноградов В.Г. - Социальная дестабилизация в период экономического кризиса. из кн. “Атлас Окружающая среда и здоровье населения России”, М-1995; стр.2-28 - 2-30.

Оглавление Дальше

Мартынов А.С. Артюхов В.В. Виноградов В.Г. 1998 (C)

авиабилеты дешевые bilet-avia.ru