ВЛИЯНИЕ ОСОБЕННОСТЕЙ ПРОИЗВОДСТВА НА ДЕМОГРАФИЧЕСКИЕ ПРОЦЕССЫ.

Исследование демографических последствий региональных различий в структуре занятости населения производилось на основе данных о структуре смертности мужского населения [1]. Частота смерти от каждой причины (в % от общего числа случаев смерти) сопоставлялась с показателями занятости в разных сферах деятельности. В тех случаях, когда статистический анализ показывал наличие существенной тесноты связи, производилось многофакторное моделирование зависимости смертности от распределения населения по группам отраслей. В линейном многофакторном уравнении для каждой группы занятости определялось значение смертности, при котором общие показатели для региона максимально совпадали с фактически зафиксированными в 1994-96 годах. Полученные таким образом показатели можно интерпретировать как смертность от данной причины в случае, если бы все население страны было занято в соответствующем виде деятельности. Сопоставление данных смертности в городской субпопуляции с показателями занятости в сельских группах профессий (и наоборот) позволяло обнаруживать эффекты перераспределения между городом и селом отдельных категорий смертности, предположительно обусловленные структурой занятости.

Наиболее сильно влияние структуры занятости сказывается на смертности мужчин от неестественных причин - травм, отравлений, убийств, самоубийств.

Сферы занятости Город Село
Среднее для России 17.8 20.5
Топливодобывающая промышленность 31.8 -
Строительство и прочие
отрасли производства
23.5 -
Обрабатывающая промышленность 17.8 -
Добыча минерального сырья
(кроме топливного)
16.4 -
Торговля и коммунальное хозяйство 5.9 -
Лесозаготовки 26.3 17.9
Лесное хозяйство 26.3 22.4
Земледелие и стойловое
скотоводство
13.2 19.5
Пастбищное скотоводство 12.6 22.4
Промысловое хозяйство 5.7 30.6

При средней смертности городских мужчин от неестественных причин в 17.8%, в регионах с преобладанием топливодобывающих отраслей, смертность горожан заметно увеличивается. В модельном случае полной занятости мужчин в угле- и нефтедобыче уровень смертности от травм, отравлений, убийств и др. мог достигнуть 31.8%. Аналогичное повышение отмечено среди горожан в регионах с высокой занятостью в лесозаготовках и строительстве. Минимальна смертность от травм и насильственных причин в регионах с высокой занятостью в непроизводственной сфере - торговле и коммунальном хозяйстве.

Статистический анализ обнаружил зависимость смертности городских мужчин от занятости в сельских сферах труда. Так рост занятости в земледелии, пастбищном скотоводстве и особенно в промысловом хозяйстве сопровождался существенным снижением неестественной смертности городских мужчин. Тот факт, что непосредственно среди сельского населения рост занятости в этих же сферах приводил к синхронному повышению вероятности неестественной смерти, позволяет утверждать, что мы наблюдаем эффект задержки в сельской местности наиболее активных, склонных к рискованному поведению мужчин в тех регионах, где имеются сферы занятости, соответствующие этому типу поведения. Тот факт, что для лесозаготовок обнаружена обратная закономерность свидетельствует лишь о том, что основная масса лесозаготовителей числится жителями рабочих поселков и в этом качестве фигурирует в отчетности как городское население.

На приведенных картах показана величина отклонения смертности от неестественных причин, обусловленная факторами занятости в городской и сельской местностях. Максимальное превышение для горожан наблюдается в угле- и нефтедобывающих регионах (Кемеровская область, Коми, Ханты- Мансийский и Ямало-Ненецкий округа), а также в зонах лесозаготовок. Все эти отрасли отличаются повышенной аварийностью, а ситуация в угледобывающей промышленности с ее постоянными катастрофами давно вызывает беспокойство.

На карте для сельской местности хорошо видно, что смертность от травм, отравлений, убийств, самоубийств в сельской местности существенно повышена в регионах где распространены виды деятельности, связанные с длительным, часто в одиночку, пребыванием вне населенных пунктов - промысловое хозяйство, пастбищное скотоводство и лесное хозяйство. Отсюда можно сделать вывод, что значительная часть смертельных исходов определяется не столько травматической опасностью этих видов деятельности, сколько сложностью оперативной доставки пострадавших к местам оказания квалифицированной медпомощи.

Смертность городских мужчин от инфекционных заболеваний составляет 2.26% от общего числа случаев смерти без учета группы неестественных причин (травмы, убийства и др.). Среди инфекционных болезней основную массу случаев смерти дает туберкулез,. Для инфекционной смертности среди горожан существенной связи с производственной деятельностью не обнаружено. Здесь важнее распределение лиц, побывавших в тюремном заключении или лагерях, так как основная масса умирающих от туберкулеза - заключенные или недавно освободившиеся. Для сельской субпопуляции обнаружена некоторая взаимосвязь доли умерших от инфекций и структуры занятости. При средней доле умерших от инфекций 2.42% в сельских районах с высокой численностью занятых лесопромысловой и скотоводческой деятельностью, этот показатель возрастает до 3.85%. Однако, это повышение связано не с группами мужчин занятых в собственно промыслах (2.26%) или скотоводстве (1.4%). Эти виды деятельности связаны с длительным пребыванием вдали от населенных пунктов характеризуются высоким риском переохлаждения, природно-очаговых инфекций, порой нехватками продовольствия или даже голодом, несбалансированной диетой. По этим причинам в этих группах выше риск получить инфекционное заболевание. Однако заболевшие или люди с ослабленным здоровьем вынуждены расставаться с работой в полевых условиях, требующих высокой физической работоспособности. Переход заболевших людей на работу непосредственно в поселках является объяснением того факта, что модель показывает повышенный уровень смертности от инфекций для селян занятых в непроизводственной сфере (5.7-6.0%).

Средняя смертность от рака у городских мужчин составляет 17.52% от числа смертей без учета группы неестественных причин (травмы, убийства). Анализ различий смертности от рака при разной структуре занятости дает следующие значения .

Сферы занятости Город Село
Среднее для России 17.5 16.0
Добыча минерального сырья
(кроме топливного)
12.1 -
Топливодобывающая промышленность 15.6 -
Обрабатывающая промышленность 18.4 -
Торговля и коммунальное хозяйство 18.4 23.9
Прочая непроизводственная сфера 18.4 20.4
Пастбищное скотоводство 21.2 12.8
Земледелие и стойловое скотоводство 18.0 13.8
Лесное и промысловое хозяйство 5.78 8.50

Для городского населения отмечено устойчивое снижение доли новообразований среди причин смерти в регионах с высокой численностью занятых в физически трудоемких отраслях. Подчеркнем, что это не связано с заменой травматизмом возрастной смертности от рака, т.к. случаи смерти от травм, отравлений, убийств самоубийств исключены из расчета. Фактически эти цифры свидетельствуют об оттоке заболевших раком (и/или отсутствии их притока) в регионах, где требуются физически сильные и работоспособные мужчины. Повышенная смертность от рака у горожан в тех регионах, где значительна прослойка занятых в традиционных отраслях сельского хозяйства (скотоводство, земледелие) свидетельствует о частичном перетоке из сел в города (обычно к своим детям) пожилых мужчин, доживших до возраста высокой вероятности смерти от рака. Возможно, что этот процесс связан не только с переездом в случае заболевания, но и с простым оттоком в города менее крепких мужчин в тех регионах, где сельский труд предъявляет высокие требования к физическим кондициям работников.

Непосредственно в сельской местности также прослеживается снижение смертности от рака в регионах, где работа связана с интенсивными физическими нагрузками. Поскольку рассматриваются только “естественные” причины смерти, то можно предполагать более интенсивный отток заболевших раком или предрасположенных к нему.

Таким образом смертность от рака отражает не отраслевую структуру заболеваемости, а выбор больными рода деятельности. Кроме того, сказывается и вынужденные миграции тяжело больных из сел в города, чем и определяются высокие показатели значимости сельских профессий для смертности городских мужчин.

Тип производственной деятельности не является первостепенным фактором для смертности городских мужчин от болезней системы кровообращения (58.74% случаев “естественной” смерти по стране в целом). Однако с некоторыми типами деятельности связь все же есть. Отмечена положительная взаимосвязь смертности от сосудистой патологии с занятостью в обрабатывающей и сырьевой промышленности, на транспорте, в торговле и коммунальном обслуживании.

В сельской субпопуляции мужчин доля умерших от болезней системы кровообращения коррелирует со структурой занятости гораздо более отчетливо. При среднем уровне смертности от этой причины в 57.78%, для занятых в лесном и промысловом хозяйствах этот показатель составляет 64.0%. Для земледельцев смертность от сердечных патологий равна 60.0%. У занятых в торговле и коммунальном обслуживании - 62.0%, в остальных непроизводственных сферах - 55.3%. Минимальной смертностью от болезней системы органов кровообращения характеризуются занятые в пастбищном скотоводстве - 44.8%. Дать смысловую интерпретацию этим значениям затруднительно. Можно предположить влияние особенностей питания (скотоводы имеют минимальную каллорийность дневного рациона при высокой двигательной активности).

Сферы занятости Город Село
Среднее для России 7.82 10.1
Добыча минерального сырья 11.5 -
Обрабатывающая промышленность 9.85 -
Строительство и транспорт 7.98 -
Торговля и коммунальное
обслуживание
5.47 3.84
Прочая непроизводственная сфера 5.47 5.96
Лесное и промысловое хозяйство 6.45 7.68
Земледелие и стойловое
скотоводство,8.99,12.2
8.99 12.2
Пастбищное скотоводство 11.0 19.5

Как видно из таблицы, наибольшей смертностью от болезней органов дыхания среди горожан отличаются регионы с развитой недродобывающей промышленностью. Скорее всего здесь прямо проявляются последствия производственных селикозов. Высокий показатель для обрабатывающей промышленности, по-видимому, связан с металлургией, химической и легкой промышленностью, для которых характерны вредные производства. Высокие значения для строительства и транспорта определяются скорее всего частой простужаемостью.

Связь с сельскими профессиями дает такое же соотношение между разными группами сельской занятости, как и в собственно сельской субпопуляции, поэтому можно предполагать, что сохранение пропорций является последствием миграций селян в города, причем избирательного переезда в город (задержки в селе) людей, предрасположенных к легочной заболеваемости видимо не наблюдается.

Смертность городских мужчин от болезней органов пищеварения, среди которых преобладает язва желудка, составляет 3.78% Анализ зависимости смертности от структуры занятости подтвердил повышенное значение этой группы причин смерти для населения, профессиональная деятельность которого требует преимущественных затрат нервной, а не физической энергии. Для занятых в непроизводственной сфере болезни органов пищеварения являются причиной смерти в 6.31% случаев, тогда как у занятых в строительстве и на транспорте - в 1.7% случаев, а у “пролетариата” обрабатывающих отраслей лишь в 1.17%. Однако говорить о строгой закономерности все же не приходится. Для групп городских мужчин, занятых в наиболее трудоемких отраслях по добыче топлива (шахтеры, нефтяники) и минерального сырья болезнь органов пищеварения является причиной смерти в 3.63% случаев. Влияние сельских сфер занятости на смертность от болезней органов пищеварения в городах проявляется в увеличении этого показателя в регионах с преимущественно земледельческим населением (6.43%). В меньшей степени повышается смертность горожан от желудочно-кишечных болезней там, где преобладают скотоводы (4.95%). Там же где значительная часть населения занята в лесных, охотничьих и рыбных промыслах смертность от этой группы причин в городах падает до 0.68%. Эти значения заметно выше, чем рассчитанные непосредственно для соответствующих групп населения в сельской субпопуляции (см.ниже), хотя пропорции между группами в целом сохраняются. Можно предполагать, что в этом проявляется повышенная интенсивность миграции в город тех групп населения, которые имеют больший риск заболеть язвой желудка. Если принять гипотезу о большей предрасположенности к язве желудка людей, ведущих напряженный образ жизни с большими затратами нервной энергии, то их стремление в город вполне объяснимо и соответствует жизненным реалиям. При этом миграция риска язвенной болезни из села в город не имеет выраженной связи с тяжестью сельского труда, как это характерно для групп населения с повышенным риском смерти от рака. Можно говорить о том, что миграция “нервных” в город определяется их внутренней потребностью, а не внешними причинами типа отсутствия рабочих мест, соответствующих физическим возможностям индивида.

Смертность сельских мужчин от болезней органов пищеварения составляет 3.56%. Для занятых в непроизводственной сфере (управление, образование, здравоохранение) болезни органов пищеварения являются причиной смерти в 8.51% случаев, тогда как у занятых в торговле и коммунальном обслуживании она заметно ниже (2.78%), хотя и выше чем в земледелии (1.67%), скотоводстве (1.5%) и, особенно, с лесной отрасли, охотничьих и рыбных промыслах (0.50%). Эти цифры подтверждают гипотезу о “вывозе” в города повышенного риска смерти от болезней органов пищеварения, в качестве “приложения” к повышенной жизненной активности подобных мигрантов.


[1] - Данные использованные для расчетов и карт настоящего раздела: Стандартизованная смертность мужчин в городах и сельской местности от основных групп причин смерти в 1994-96 годах, предоставленные С.П.Ермаковым ФАИПС “Потенциал”, МедСоцЭконИнформ.

Оглавление

Мартынов А.С. Артюхов В.В. Виноградов В.Г. 1998 (C)

Мдф
Где дешевле МДФ? Я нашел здесь
fanera-prodaga.ru
Yacht rental dubai
yacht rental dubai
lsb-charter.com
Дром запчасти
запчасти для иномарок
total-auto.com.ua