РАСПАШКА ЗЕМЕЛЬ, ЗАРАСТАНИЕ ЛЕСОМ.

В социалистический период площадь пашен в России постоянно нарастала: в 1940 г. она составляла 92.1 млн.га, а в 1975 - уже 126.5 млн. га. В 1975 г. площадь сенокосов и пастбищ составила 84 млн. га.

Для этого периода характерна фетишизация экстенсивных показателей сельского хозяйства, в том числе и площадей сельхозугодий. Рост площадей сенокосов и пастбищ и, особенно, расширение пахотного клина трактовались как очередное “достижение колхозно-совхозного строя”. Особенно это сказалось в 50-х гг., когда одновременно прошли две крупные кампании - “освоение целинных и залежных земель” и “борьба с травопольной системой”. Не имея средств на проведение “зеленой революции” (в это время строился ракетно-ядерный щит и готовился прорыв в космос) руководство страны попыталось решить продовольственную проблему путем роста площадей сельхозугодий, в первую очередь - пашни. В результате нередко распахивались неудобья, что вело к росту эрозии, в горах - появлению каменных полей, а на юге - засолению почв. Под сенокосы шли практически все лесные поляны, что ухудшало экологическую ситуацию в лесах, и обочины дорог, в результате чего молоко “обогащалось” свинцом и кадмием из выхлопных газов автомобилей. После 1965 г. рост пашни в России резко замедлился, в 1965 - 1970 гг. наблюдалось даже некоторое снижение площади пашни (на 0.5 млн. га), но рост площадей сенокосов и пастбищ продолжался довольно интенсивно.

Следует отметить, что одновременно официальные данные о площадях сельскохозяйственных угодий постоянно искажались. В южных районах страны с высокой агропродуктивностью директора совхозов и председатели колхозов стремились иметь “неучтенные гектары пашни”, т.е. занижали показатели фактической площади. Это позволяло им улучшать показатели урожайности и обеспечивало поддержку высокого социально-политического статуса руководителей таких хозяйств. Ситуация в окончательно запущенном Нечерноземье была прямо противоположной. В земельной статистике продолжали значиться как пахотные угодья те поля, которые много лет были пущены в залежь, а то и заросли мелколесьем. При этом показатели продуктивности резко снижались, а руководители хозяйств добивались новых субсидий и списания долгов фактически шантажируя руководство страны цифрами катастрофического состояния сельского хозяйства региона.

С начала 90-х гг. ситуация стала заметно меняться.

Площадь всех сельскохозяйственных угодий и, в первую очередь, пашни с 1992 г. постоянно снижалась. До 1993 г. снижалась как площадь пашни, так и площадь сенокосов и пастбищ, но затем начался рост площадей под пастбищами и сенокосами. Их площадь уже в 1994 г. превзошла показатель 1992 г. Связано это с тем, что многие заброшенные пашни стали переводиться в пастбища, реже - сенокосы, что объясняется ростом поголовья скота в частных хозяйствах.

Как видно из диаграммы, снижение площадей под пашнями с 1993 по 1996 г. составило 3.5 млн. га, тогда, как прирост сенокосов и пастбищ за тот же период - 2.4 млн. га. Из оставшихся 1.1 млн. га небольшая часть ушла под дачи и строительство, на их долю пришлись первые проценты этих площадей. Очевидно, более 1 млн.га пашни в этот период заросла кустарником и возобновлением мелколиственных пород. Способствует этому и то, что на вспахиваемых полях механизаторы аккуратно обходят малейшие неровности (запчасти дороги), в результате посреди полей возникают колки, площадь которых постоянно растет.

В 1990-1994 г. 3.8 млн. га заросших сельхозугодий переведены в раздел древесно-кустарниковых насаждений. Но еще 6.7 млн. га оставалось на 1.01.1995 г. в разряде заросших кормовых угодий, то есть и здесь шел процесс восстановления лесной растительности. Основные массивы зарастающих угодий расположены в европейском Нечерноземье, Средней Сибири и на Дальнем Востоке. По отдельным областям доля заросших кормовых угодий может превышать 30% (Псковская, Новгородская).


Оглавление Дальше

Мартынов А.С. Артюхов В.В. Виноградов В.Г. 1998 (C)

Каталог дверей: все фото и цены - двери стеклянные фото. Стеклянные перегородки из стекла.