ПРОМЫСЛОВЫЙ И ЛЕСОПРОМЫСЛОВЫЙ ОБРАЗ ЖИЗНИ.

Использование лесов, или охотничьи промыслы, служат в России основой нескольких совершенно оригинальных типов образа жизни. При этом сложилось несколько основных (во многом полярных) типов, которые неоднородны по своим социальным проявлениям.

Наиболее глубокой приспособленностью к жизни в лесах отличаются таежные охотники из коренных народов Сибири и Дальнего Востока. По-видимому, некогда этот тип хозяйства и образ жизни были доминантами у всех населяющих лесную зону народов, в том числе и финно-угоров Европейской России. Местами, в последние столетия он дополнялся чисто лесными неохотничьими промыслами - бортничеством (эксплуатацией лесных пчел), изготовлением изделий из луба и т.п. Сейчас в реликтовом состоянии эти промыслы сохранились местами на Урале и в Поволжье, но их значение невелико, они играют скорее роль культурного наследия, чем организатора жизни и хозяйства.

Современные типы хозяйства и образа жизни, основанные на лесопользовании, сложились при проникновении в таежную зону других культур - полеводческой, когда сложился тип крестьянина- промысловика, и промышленной, характерной прежде всего для лесозаготовок. Причем, последний уклад в его современном виде во многом сформировался уже в ХХ в., в социалистический период развития России, унаследовав, пожалуй, в наибольшей степени негативные черты эпохи.

Крестьяне-промысловики. Финно-угорские народы Европейской России, переняв от славян полеводство и огородничество, довольно долго сохраняли и серьезное промысловое хозяйство, основанное на традиционных приемах таежных охотников. Однако, по мере все большего проникновения русской культурной традиции в их быт, а также падения численности лося и наиболее ценных пушных зверей (соболь, куница, выдра, бобер) в Европейской России в XVII - начале ХХ веков, роль охотничьего промысла в жизни этих народов снижалась и граница сохранения промыслового хозяйства все более отступала на север и восток. Современную численность населения, которое в своей основной деятельности связано с промысловым хозяйством можно оценить по следующей карте.

Весьма близкую систему хозяйства сформировали и выселившиеся в разное время в таежную Сибирь и на Дальний Восток русские, украинские и, в меньшей мере, белорусские крестьяне. Быстро усвоив, что земледелие здесь малопродуктивно или рискованно, они переняли у местного населения навыки добычи пушнины и копытных или ценного лекарственного сырья (панты, женьшень, каборжиная струя, медвежья желчь и т.п.), которые приносили гораздо более высокий и устойчивый доход. По наблюдениям В.К.Арсеньева в Уссурийском крае, уже через несколько лет после переселения крестьянская молодежь превращалась в квалифицированных промысловиков, но не теряла и связи с полеводством.

Основу этих типов хозяйствования составляло посемейное прикрепление угодий. На участках, принадлежащих семьям, строились необходимое число зимовий и система линий стационарных ловушек на пушных зверей. Эти опадные ловушки делались из леса, служили подолгу. Изготовление их было делом трудоемким, перед началом сезона охоты их ремонтировали.

В сложившихся промысловых общинах имелись неписанные, но обычно строго соблюдаемые ограничения на охоту (например, запрет отстрела самок копытных и т.п.), имелись и “заповедные места”, где охота запрещалась. У финно-угоров эти запреты были связаны с древними религиозными традициями, а у русских они принимались из рациональных соображений чаще всего решением сельского схода. Естественно, у первых эти традиции были сильнее.

Образ жизни этих людей составляли обычные крестьянские работы и жизнь в деревне летом, а также охотничий промысел с выселением мужчин-промысловиков в тайгу зимой. Летом, в период пантовки, и осенью, когда надо чинить ловушки, зимовья, бить кедровый орех, завозить припасы на сезон промысла, охотники также выходили в тайгу. Жизнь и работа в деревне, в сущности, практически мало отличалась от таковой у типичных русских крестьян. У финно-угоров роль полеводства и крестьянских работ всегда была несколько меньше, летней охоты на копытных и рыболовства - выше. Естественно, и в диете большую роль играли рыба и мясо, меньшую - хлеб и т.п. Им также было менее свойственно типичное для русских крестьян избегание употребления вод из поверхностных водоемов.

Зимой промысловик жил в зимовье. Зимовье в разных районах строилось по-разному. Наиболее архаичный (но местами и сейчас сохранившийся) тип - полуземлянка, верхнюю часть которой составляет срубная изба с односкатной пологой крышей. Внутри - деревянные нары. В настоящее время практически всегда имеется печь, которой в таких зимовьях обычно служит “буржуйка”, часто обложенная для сохранения тепла камнем или кирпичом. Ранее были распространены зимовья с каменным очагом и дырой на крыше в роли дымохода. Возможно, именно таким было когда-то зимовье финно-угоров, у которых его заимствовали русские.

В настоящее время зимовье чаще всего - небольшая срубная изба с обычной двухскатной крышей. Зимовье снабжается металлической или кирпичной печью и деревянными нарами и полками для хранения различных припасов. Почти всегда имеются сени, где зимой хранятся продукты и запас дров на случай непогоды и где стряхивается перед входом в теплую часть снег с одежды и обуви. Вода у зимовья обычно бралась из ближайшего ручья или озера, для чего чаще всего приходилось поддерживать прорубь. Уборных и бань у зимовьев не было, зимой охотники мылись лишь выходя в деревню (обычно только по окончанию промысла).

По неписаным правилам все, что имеется в зимовье, могло использоваться посторонним только в случае крайней необходимости, но и в этом случае считалось обязательным при первой возможности восстановить использованное. Использование и невозвращение продуктов, припасов, оборудования вело к тому, что промысловик вынужден был прерывать промысел, что, порою, оборачивалось катастрофой для доходов семьи.

Охотничий промысел - исключительно тяжелый труд. Современная численность охотников (включающая не только промысловиков, но и любителей, показана на карте [1].

В условиях таежных морозов, чаще всего на лыжах, охотник ежедневно обходил линии ловушек, причем, непогода нередко заставляла его ночевать в тайге. После сильных снегопадов чаще всего приходилось очищать ловушки от снега. Кроме того велась охота на белку (раньше - с луком, теперь - с ружьем). При встрече следа соболя начиналось преследование, длившееся часто по нескольку суток, когда охотник ночевал в тайге у костра.

Естественно, в хозяйстве важную роль играла собака, за хорошую собаку отдавали высокую цену. Но отношение к ней было по- крестьянски потребительским - собаку хорошо кормили в период промысла, но летом на нее практически не обращали внимания. Основным транспортным животным и у финно-угоров, и у русских была вьючная лошадь, летом широко использовались (где это возможно) лодки.

Реформа 30-х гг. ХХ в., сломавшая систему прикрепления охотничьих угодий к семьям промысловиков, внесла некоторые изменения в хозяйстве и быту. Стационарные ловушки ушли в прошлое, их сменили металлические капканы. Зимовья стали “общественными”, что, безусловно, отрицательно сказалось на их комфортабельности. Густота сети зимовьев стала быстро снижаться. Вместо обычной, семейной, бригады из отца и одного-двух сыновей на зимовьях стали базироваться бригады по 5 - 10 человек.

Все регуляции охоты стали производиться сверху. Промысловики, оставаясь крестьянами, сохранили отношение к решениям “конторы”, как к чему-то заведомо нелепому и нарушение их не считалось чем-то предосудительным. Это сильно снизило культуру охоты. В объявленом деревенском сходом заказнике промысловик охотиться не решался - свои в деревне все равно узнают. В государственном заказнике, во-первых, догляд не тот, во-вторых, охраняет его свой же, деревенский - сват или кум, так что режим нарушался постоянно.

После войны, по мере снижения поголовья лошадей и “моторизации” села все большую роль в заброске грузов в угодья стал играть маломерный водный моторный транспорт, а с середины 60-х гг. местами и вертолеты, несколько позже стали широко распространяться снегоходы. Это новшество позволило завозить в глубинку стройматериалы и благоприятно сказалось на комфортабельности зимней жизни охотников.

В настоящее время промысловое хозяйство страны находится в упадке. Современное соотношение цен на пушнину с общем уровнем цен и стоимостью транспортных перевозок сделали его практически нерентабельным, а вокруг городов, где расходы не столь велики, промысел ведут любители.

Лесозаготовки в прошлом велись в основном теми же крестьянами. Зимой, в свободное от полевых работ время, крестьяне на своих лошадях заготавливали лес. В ХХ в. ситуация в корне изменилась - лес стал ценнейшим валютным ресурсом, а для его промысла в глубинку были брошены огромные контингенты дармовой и бесправной рабочей силы - узники ГУЛАГа. Хотя с середины 50-х гг. роль заключенных в лесодобыче резко снизилась, жизнь лесодобытчиков в России во многих чертах унаследовала лагерные черты.

Относительно высокие заработки, жизнь в небольших, заброшенных в глубинке поселках, где начальство смотрело сквозь пальцы на “шалости” своего контингента, способствовали концентрации в отрасли “освоителей”, с их хищническим отношением к природе и антисоциальной направленностью поведения. Ощущая себя временными в данном месте жителями, они не заботились ни о природе, ни о своем быте.

Хотя заработки лесорубов в социалистическое время по меркам СССР были велики, их бытовая обустроенность не многим отличалась от лагерной. Обычный лесопромысловый поселок - это горсть бараков на берегу какой-либо речки. Как только лес вокруг вырубался, поселок переносился дальше в нетронутые угодья, поэтому строить что-либо существенное не имело смысла. Впрочем, леса в избытке и бараки обычно представляли собой мощные срубы, утепляли их серьезно - стены проконопачивали, рамы ставили двойные, потолки обычно засыпали сверху торфом. Но отопление плохое - чаще всего металлические печи, поэтому к утру зимой практически всюду холодно. В комнатах - примерно по 10 человек, лишь семьям выделяется отдельная комната (и то не всегда).

Туалет - обычный ватерклозет во дворе, крайне безобразный в отношении санитарии. Вода чаще всего берется из ближайшей реки для всех нужд, для чего поддерживаются проруби. Так как такие поселки размещались в основном в заболоченных районах, вода чаще всего с сильным содержанием торфа.

В больших поселках воду обычно брали из реки в цистерны (на лошади или в прицепе к трактору) и развозили по поселку. В поселке обязательно имелась общественная баня с парной, но ее санитарное состояние чаще всего оставляет желать лучшего.

Хотя обычно в бараках имелись кухни с печной плитой, большинство населения составлял несемейный контингент, который питался в рабочих столовых. Безусловно, уровень общественного питания существенно различался в зависимости от местных условий и субъективных факторов (типа добросовестности персонала), но в целом был очень низким.

Быт этих поселков тяжел - основные работы производятся зимой, при сильных морозов, велика роль тяжелого ручного труда , так как уровень технологии в отрасли низок. Летом повсюду, в том числе и в поселке - масса гнуса. Авантюрный склад характера освоителей и их склонность к пьянству в сочетании с тяжелыми трудовыми условиями порождают высокий травматизм. Хотя лесозаготовительные поселки имеют медпункты, способные оказать первую помощь, любая травма здесь опасна, так, как добраться до серьезной больницы с хорошей операционной и опытными врачами трудно - дороги в лесозаготовительных районах едва ли не самые худшие в России.

Вне работы быт также тяжел - основным “развлечением” после проведенного на морозе в тяжелом ручном труде дня чаще всего является водка со всеми вытекающими отсюда последствиями.

Современный спад в отрасли вызвал снижение числа работающих, так, как они - достаточно подвижный контингент, не склонный смиряться со снижением своих доходов. Но бытовые условия поселков в лучшую сторону пока не изменились.


[1] - Первый национальный доклад о сохранении биологического разнообразия в Российской Федерации. Москва - 1998.

Оглавление

Мартынов А.С. Артюхов В.В. Виноградов В.Г. 1998 (C)

cosmic-center
Проф шлифовка деревянных домов пескоструйным способом. Качество и сроки
cosmic-center.ru