ПРИМЕРЫ ИСПОЛЬЗОВАНИЯ ЭКОЛОГИЧЕСКОЙ ИНФОРМАЦИИ В КОРРЕКЦИИ СТРАТЕГИИ ПРИРОДОПОЛЬЗОВАНИЯ И ВЗАИМОДЕЙСТВИИ ТОВАРОПРОИЗВОДИТЕЛЕЙ НА РЫНКАХ

Использование лесных ресурсов

На состояние лесов влияет не только тот кто рубит, но и тот кто потребляет срубленное. В "Повестке XXI века", выражает признание того факта, что основная причина ухудшения состояния окружающей среды в глобальном масштабе – отсутствие устойчивых структур потребления, в частности, подчеркивается необходимость изменения (сокращения) спроса на древесное сырье в промышленно развитых странах. Потребление промышленного древесного сырья на душу населения в развивающихся странах составляет 0,10 куб. м, тогда как в развитых - 1,04. Установлен принцип устойчивого развития – требование справедливого распределения потребляемого сырья. Великобритания – один из крупнейших в мире потребителей древесины на душу населения, но около 85% спроса на древесную продукцию в ней удовлетворяется за счет импорта. Таким образом, при анализе устойчивого лесного хозяйства следует учитывать и влияние, оказываемое, например, Великобританией как страной- потребителем, на состояние лесов в Канаде, Финляндии, Швеции, Бразилии, Индонезии. Согласно докладу Института мировых ресурсов в результате чрезмерного потребления древесной продукции под угрозой оказываются самые разнообразные естественные леса.

Сохранение лесов и эмиссия углекислоты в США и России . Имея 21% всех мировых лесов, Россия дает в год (1995 г.) лишь 7% всей мировой эмиссии углекислого газа. США выбрасывают в атмосферу Земли около полутора миллиарда тонн углекислого газа, что составляет 23% всей эмиссии СО при наличии в США лишь 4% мирового населения и 6% всего лесного покрытия планеты. В этой связи широко рекламируемое намерение администрации Клинтона поддержать борцов за сохранение лесов от вырубки вполне актуально для США, но не для России.

Политика западных компаний в отношении российского лесопромышленного комплекса . Большой интерес к российскому лесопромышленному комплексу проявляют крупные финансовые институты Запада, которые особое внимание уделяют инвестиционным программам с участием в собственности российских производств. Примером такого сотрудничества была покупка разрешенного пакета акций Светогорского ЦБК финской компанией TetraPack. Эта компания применив ряд известных в мире приемов, сумела получить и контрольный пакет акций. Сейчас Светогорский ЦБК практически неподконтролен, и делает то, что выгодно новым хозяевам. К примеру, по инициативе финских управляющих на ЦБК прекращено производство вискозной целлюлозы, что поставило на грань остановки ряд крупных предприятий отрасли. Это оказалось очень на руку некоторым зарубежным производителям данной продукции. Аналогичный эффект возможен и в случае закрытия Байкальского ЦБК, поэтому объективно существует заинтересованность некоторых западных компаний в именно таком решении, которые вполне могут стимулировать поддержку повышенного внимания к сохранению природы Байкала со стороны международных экологических и финансовых организаций.

Покупка предприятий по "экологическим мотивам" для их модернизации с последующим отказом от модернизации и фактическим устранением конкурента . Россия в настоящее время держит 5% мирового рынка целлюлозно-бумажной продукции, основная часть которой приходится на целлюлозу и газетную бумагу. При этом российские предприятия поставляют самые низко-технологичные виды продукции по довольно низким ценам, а иностранные коллеги заняты выпуском и реализацией более качественных сортов бумаги, а так же картона, которые продают в том числе и России. В итоге, для увеличения экспорта отечественной продукции за счет газетной бумаги и целлюлозы, существуют значительные экологические ограничения. В частности, в странах Западной Европы также требуют при обработке целлюлозы не использовать хлор. Сейчас такой технологией владеют только четыре российских комбината, остальные нуждаются в модернизации. Используя объективную потребность в модернизации иностранные компании, которые пытаются скупить предприятия лесо-промышленной отрасли России, обещая их модернизацию. В свое время контрольный пакет акций крупнейшего в Европе "Сегежский ЦБК" купила шведская фирма "Ассидомент", а сегодня решила от него отказаться. Когда покупали, обещали вложить за 5 лет 101 миллион долларов на модернизацию. В итоге иностранцы не произвели модернизацию производства, но нарушили прежние связи с поставщиками и потребителями продукции комбината в России и за рубежом. Таким образом был устранен реального конкурент на рынке древесины.

Содействие ограничениям рубок лесов в некоторых регионах России . Политика организации на Российском Севере природных парков активно поддерживается странами Скандинавии, которые даже вкладывают в эти программы некоторые средства. Так, Финляндия выделила деньги – 4 миллиона финских марок. Швеция же лишь похвалила правительство Карелии за прекрасное намерение сохранить леса. Получив финские деньги, научные организации стали разрабатывать проектную документацию на создание парков и обследование лесов приграничной полосы. "Гринпис" и другие природоохранные НПО потребовали, чтобы ряд районов Карелии, в т.ч. Калевальский, где сохранилось много старовозрастных реликтовых лесов, были объявлены национальными парками и получили статус охраняемых территорий.

Борьба природоохранных НПО и лесозаготовительных компаний, эксплуатирующих леса . В последние десятилетия нарастали жесткие конфликты между природоохранными неправительственными организациями, входящими в систему RAN (Rainforest astion network), и лесозаготовительными компаниями, транснациональными корпорациями (например, Mitsubishi), правительства некоторых государств (в частности, Индонезии и Малайзии). Приоритетным направлением этих схваток оказались влажные тропические леса.

В лесах умеренного пояса одной из горячих территорий является Британская Колумбия (Канада). Массовые протесты "зеленых" против истребления в процессе лесозаготовок последних остатков сохранившихся старовозрастных девственных лесов не вызывали какой-либо конструктивной реакции у местных властей. В 1993-94 годах ситуация перешла в фразу массовых акций протеста, приведших к широкомасштабным арестам (около 1000 человек). Эти события естественно широко освещены СМИ и оказали сильнейшее негативное влияние на имидж, как Канады в целом, так и ее ведущих лесопромышленных компаний (Мак-Милан Блодель, Интерфор и др.)

Компании были вынуждены тратить значительные финансовые средства на контрпропаганду, работать в условиях постепенно увеличивающихся административных ограничений, принимаемых под давлением природоохранного движения. Их имиджу был нанесен существенный удар, что привело к отказу крупнейших покупателей от услуг этих корпораций.

Другой зоной конфликта на территории Канады является провинция Альберта с размещенными там целлюлозно-бумажными заводами, принадлежащими японским компаниям "Дайшова" и "Оджи Пейпер". Заводы работают по новейшим технологиям и по экологическим параметрам собственно целлюлозно-бумажного производства особых проблем нет. Однако огромные объемы сырья, необходимого для обеспечения работы этих гигантов, нерешенность вопросов лесопользования, игнорирование интересов коренного индейского населения, грубый административный нажим при лоббировании проектов на стадии строительства заводов, привели к обострению ситуации. Канадские "зеленые" активисты установили контакты со своими японскими коллегами и организовали компанию бойкота товаров, производимых этими компаниями.

В результате многолетней борьбы, в процессе которой кое-кто из активистов был уволен с весьма респектабельной работы, природоохранные НПО подвергались судебному преследованию со стороны японских компаний (что вызвало поворот дискуссии в направлении обсуждения проблемы прав человека, похоже весьма неприятной для канадских властей). Сегодня со стороны японских компаний появляются первые предложения по переговорам с "зелеными" для решения имеющихся проблем в конструктивном русле.

Дальше